ЗА ВОЗРОЖДЕНИЕ РОССИИ. ПРОЕКТ РОССИЯ. ШАЛЫГАНОВ ЮРИЙ. РУССКАЯ ИДЕЯ.

Switch to desktop Register Login

Образы царя и самодержавия в национальном сознании русского народа

samoderj«В некотором царстве, в некотором государстве жил-был царь-государь...». С такими словами - из народных сказок на протяжении веков с самого раннего детства просто и естественно входил в - сознание русских людей образ царя как хозяина русской земли, как ее могучего защитника, как высшего судьи, мудрого, сурового, но справедливого, как любимого и любящего батюшки.

Этот образ собирал русских людей в единый народ, сплачивал его вокруг матери Православной Церкви, объединял против внешних и внутренних врагов, наполнял жизнь высшим смыслом христианского служения и радостью возможного его земного осуществления.

 

Русская государственность возникла и формировалась практически одновременно и параллельно с обретением Россией Православия.

По образному выражению, Русь впитала в себя Христианство, как сухая губка впитывает воду, и по мере восприятия веры народом она становилась руководством ко всецелому устройству русской жизни. При этом нравственно-религиозные идеалы стали приобретать главную ценность для абсолютного большинства народа. В вере Христовой народное сознание находило максимальную полноту Истины. Не было ни одной стороны жизни, где бы народная душа не искала Христа, стремясь всегда «жить по Богу» и всецело проявлять себя в этом стремлении, подчиняясь абсолютному религиозному идеалу. Все было проникнуто желанием максимально угодить Божьему промыслу о человеке, максимально следовать ему, и в этом состояла цель и радость жизни.

В этом смысле и вопросы общественного жизнеустройства, государственной власти не могли стать исключением. Народ тонко чувствовал, что власть есть категория духовная, ибо она всегда является выражением некоей Воли, Благой, Праведной или неправедной, но всегда прямо воздействующей на людей с самыми далеко идущими и решающими для них последствиями, в том числе и в таком важнейшем для христианина вопросе, как спасение души в жизни вечной. Поэтому именно в вопросах власти и государственности русское православное сознание более всего искало для себя абсолютного проявления высшего Божественного смысла. Политический идеал выдвигался идеалом религиозным, выросшим из христианского понимания целей жизни, проникнутой христианским миросозерцанием. Русская, верховная власть была выращена из религиозного сознания русского народа.        

Единственно приемлемой формой власти, соответствующей указанному идеалу, была монархия, где единовластный, правитель являл собой образ, живую икону Вседержителя и был воплощением Его вышей волн и промысла по отношению к народу, не будучи связанным при этом с народом никакими формальными юридическими обязательствами, а только огромной нравственной ответственностью за народ перед Богом.

Апостольское условие «несть власти яко не от Бога» четко понималось народом как то, что нет и не может быть власти от кого-то другого, от человека, например, или от самого народа. Как нет, и не может быть истины от людей, ибо «всякий человек есть ложь». Достойная власть не есть установление самих человеков, но Дар Божий, Его указующая и спасающая Десница в хаосе и лжи земного бытия. Достойную власть для себя людям надо заслужить и вымолить у Господа.

Для верующего православного народа царь был неотделим от Бога. И это не было обоготворение личности царя. Как верующий человек не обоготворяет икону, а видит в ней окно в мир Божий, так и в царской власти русский человек видел образ, зримое земное воплощение желанной незримой Божьей власти над собой, а в личности царя - высшее и благодатное служение Богу:

«Царь земной под царем небесным ходит», «Царская власть перед Богом в ответе», «Всякая власть Богу ответ даст», «Царь от Бога пристав», «Суд царев, а правда Божия».

Ставя Царя в полную зависимость от Бога, парод в царе молитвенно призывал Божью волю для устроения через царя земных дел, добровольно предоставляя Царю для этого всю безграничность власти над собой и полностью подчиняя себя Богу в Царе. Ибо так должно быть по вере Христовой: «Царское осуждение - безсудно», «Где Царь - там и правда», «Даже если, сам государь поступит неправосудно, его власть: как Бог, он карает и милует. Нам легче перенести обиду от Царя, чем от своего брата: ибо он владыка всего света»,

Русский народ никогда не верил в правду только лишь одного мертвого закона и мертвых юридических норм. Политические отношения должны подчиняться нравственным. Над законом должна стоять живая личность - носительница верховной власти, решающая по совести, которая должна быть выше закона. И образом такой высшей Божественной власти над собой народ всегда видел Православного монархического самодержавного Государя, абсолютно подчиненного воле Божьей, не избираемого мятежной и грешной народной волей, но дарованного Самим Господом Богом.

Иначе, в руках бездушного чиновника-исполнителя: «Закон, что дышло - куда повернешь, туда и вышло», «Закон, что паутина: шмель проскочит, а муха увязнет», «Законы свиты, да исполнители - лихие супостаты», «Что тому законы, кому судьи знакомы».

И наоборот, когда верховная власть представляет собой единоличное нравственное начало, тогда применение закона освящается присутствием Высшей правды и делает акт правосудия актом безусловной справедливости, тогда всё становится на свои места и сам закон после этого из формальных ограничительных и обременительных норм становится целью и общепризнанной моральной нормой жизни: «Где добры в народе нравы, там хранятся и уставы », «Кто сам к себе строг, того хранит и Царь, и Бог», «Кто не умеет повиноваться, тот не смеет и приказать».

Народ сознательно смиряется перед воеводами, боярами и приказными дьяками, потому что видит в них проводников воли монарха, которому добровольно подчиняет свою волю: «Народ - тело, а Царь - голова», «На все святая воля царская», «Благо народа в руке царевой», «Народ думает, Царь ведает », «Царево око видит далеко».

Народ желает полного нравственного единства с отвечающим за него перед Богом Царем. И это единства так неразделимо, что народ даже наказуется за грехи царя: «За царское согрешение Бог всю землю казнит, за угодность милует».

Надо понять, как была велика нравственная ответственность Царя при таком единстве и искреннем всепреданном слиянии с ним народа, когда народ безусловно ему повинуясь, согласен даже отвечать за его грехи.

И все же, даже это мало бы стоило без главного, что составляет суть и смысл истинно христианского идеала государственности и отличает его от прочего, а именно - без глубокой любви народа к Царю. Символ «Царь - батюшка» выражал особое сердечное отношение подданных к своему Царю-памазаннику Божьему. Любовь к своему Царю была высшим проявлением земной любви русского человека. «Без Царя земля вдовая», «Без Бога свет не стоит. Без Царя земля не правится»,

И триста с лишним лет после кончины Грозного Царя простой народ служил и служил панихиды у его могилы в Архангельском соборе, веря, что благодаря этой молитве устроится правое дело, проигранное в судах. Ибо - суд царский почитался русским народом выше и справедливее суда мирского.

Никакое воображение не может представить себе более безусловного единения народа и власти. И это вовсе не есть рабская преданность. Этот таинственный союз совершенно непонятен без православной веры, но однозначно вытекает из условия ее полноты.

Именно таким было государственное соборное национальное сознание Русского народа. Эта был плод политического творчества нации, ее идеал по имени Святая Русь, сложившийся к ХVII веку. Православная монархия одновременно формировалась и вызревала в сердцах и умах, как правителей, так и народа как общенациональный религиозный идеал.

Но, «Всякому делу по заповеди Христовой нужно пройти через свои трудности и утверждение». Так и великому делу устроения царской самодержавной власти в России для свoeгo утверждения надлежало пройти через горнило великих испытаний. Одним из таких испытаний явилось смутное время.

Как великую беду, как свой позор, как личный грех, как Божье себе наказание и великое для себя вразумление воспринял русский народ узурпацию святого царского трона самозванцем и польской авантюристкой:

«Ты, Боже, Боже Спасе, милостивый,

К чему рано над нами прогневался,

Наслал нам, Боже, прелестника,

Злого разстригу Гришку Отрепьева.

Ужели он, разстрига, на царство сел…».

Народ могучим инстинктом почувствовал, что смысл бед состоял во внутренней измене Божьей идее Верховной власти, вне которой он уже не представлял ни себя, ни своей Святой Руси.

Видимо, Божьи истина даруется народу только один раз в его истории, когда и если (!) он бывает ее достоин.

Вершиной соборного осознания и утверждения идеи самодержавия в русском национальном сознании стал Земско-поместный собор 1613 г. и данная на нем «на все времена», то есть и за нас тоже, великая соборная (общенациональная, всенародная!) клятва на верность Богу и Самодержавию (дому Романовых). Это был, несомненно, высочайший момент Истины в духовной истории России. Это был Завет (союз) русского народа с Богом на все времена.

Утвержденная Грамота для каждого русского человека подобна родительскому благословению, навеки нерушимому. В ней ясно сказано про все то, что русский человек должен хранить как святыню: свою Веру, своего Царя и свое Отечество.

Подвигом простого костромского крестьянина Ивана Сусанина, отдавшего жизнь за Царя, Святая Русь кровью скрепила свой завет с Богом.

Но рядом со Святой Русью всегда существовала грешная Россия - Россия разиных, пугачевых, гришек отрепьевых, пестелей, рылеевых, герценых, бакуниных, желябовых. Россия безбожных лихих людей, воров, самозванцев, цареубийц и революционеров. Россия смут, бунтов, революций - Россия без Царя в голове.

Граница между этими двумя Россиями не только делила русское общество на два лагеря, но часто проходила прямо через души людей, и выбор между двумя Россиями порой становился главным выбором жизни для многих наших соотечественников, главным смыслом и содержанием ее. Важно, что обретение веры в Бога-Христа как вечной внеземной высшей правды на Руси всегда было связано с земным обретением веры в Царя и в его самодержавное земное царство. Здесь очень показательны судьбы Пушкина, Грибоедова, Гоголя, Достоевского и многих других выдающихся имен.

В ужасные и безумные годы революции Россия попрала главный духовный завет наших предков, изменила святой Православной вере, Святой Руси, изменила соборной клятве «отцов и дедов» 1613 года. Народ предал Богом ему данного Царя Николая Александровича, отдав Его самого и Его семью на растерзание иноверцам.

Кровавый грех несмываемым позором лег на Россию, обрекая ее на безконечные беды и несчастья. Явилось страшное чудо гнева Божия. Начались междоусобицы, войны, глады, моры, болезни, убийства, насилие безбожия над Верой, смерть безчисленных мучеников Христовых и Царских слуг.

О каком национальном сознании русского народа можно говорить в настоящее время, когда утеряно, казалось бы, все накопленное веками, и расцвели пышным цветом: разврат, пьянство, зависть, злоба, безысходность, уныние. Жизнью заправляют не весть откуда взявшиеся циничные эгоисты, не способные к восприятию высоких человеческих понятий о Боге, святости, долге, чести, Родине.

И некому сейчас сказать властное «вето» на творящиеся в стране беззакония. Прекратить их. Нет удерживающего! Смиренные же протесты никто и слушать не станет, как предсказал святой Феофан Затворник.

Где же спасение? И есть ли оно вообще у России? Да, есть! Оно в Царе - в Его подвиге. Народ лишенный благодатного Божьего участия в себе за страшный грех богоотступничества и измены, фактически обреченный после этого на порабощение и вымирание; был спасен сознательной и добровольной искупительной жертвой своего Царя, принявшего на себя соборный грех своего народа!

«Быть может, для спасения России нужна искупительная жертва; - говорил Государь, - Я буду этой жертвой! Да будет воля Божия». Это надо понять всем, способным это понять. Полпота веры требует от России признания своего гpexа.

Это предсказали и заповедали нам святые угодники Русской земли, к этому взывает наша совесть и, наконец, здравый смысл на основании горького опыта сегодняшней жизни. Через обретение в сердце народа великих имен Царя Николая и святых Царственных мучеников, через возвращение, с ними в народные сердца идеи Самодержавия и Самодержавной монархии лежит путь возрождения русского религиозного и монархического национального сознания, лежит путь возрождения России.

Надо обратиться ко Господу и слезами во всеобщей соборной покаянной молитве о прощении греха богоотступничества и цареотступничества и о даровании на последние вpeменa Православного Царя и Его самодержавного Царства. И милосердный Господь, возможно, помилует русских людей по их молитвам, по молитвам русских святых и святого Царя Николая и вернет им Самодержавное Царство Российское - Святую Русь.

«Если же Бог с нами, то кто против нас?!».

Куликовский Ю.В.

ОД "За возрождение России". | 2010-2016гг. ©

Верх Desktop version