ЗА ВОЗРОЖДЕНИЕ РОССИИ. ПРОЕКТ РОССИЯ. ШАЛЫГАНОВ ЮРИЙ. РУССКАЯ ИДЕЯ.

Switch to desktop Register Login

Аборты

Мариам...почему ты плачешь? Страдания женщин после аборта

"Мариам... почему ты плачешь?" - так называется книга о душевных и физических последствиях аборта. Издание содержит откровенные рассказы женщин об их переживаниях после искусственного прерывания беременности, а также информацию врачей о малоизвестном, так называемом "послеабортном синдроме". Уже свыше 20 лет в распоряжении организации "За сохранение жизни" находится медпункт для будущих матерей, нуждающихся в поддержке, и одиноких женщин, воспитывающих детей.

Вступительное слово

Мы поможем женщинам в их душевных страданиях!

Новейшие опрашивания свидетельствуют: большинство женщин сделали аборт под внешним влиянием или давлением. Многим из них приходится в одиночестве переживать душевные страдания, ибо кто может понять муки совести, которые терзают будущую мать после насильственного расставания со своим ребёнком?! Итальянские секции швейцарской организации "За сохранение жизни" уже два года ведут подготовку консультантов, которые будут помогать женщинам в послеабортный период преодолеть скорбь по утраченному ребенку. Эта книга, которая вышла в свет по инициативе господина Пиуса Штесселя, окажет помощь молодым женщинам в осознании последствий аборта, обратит их внимание на послеабортный синдром. Целью организации "За сохранение жизни" является защита человеческой жизни от зачатия до самой смерти, поэтому эта организация завоевала устойчивую добрую репутацию, отстаивает человеческую жизнь возле самих её истоков, выступая против убийства как неродившейся, так и родившейся жизни. Ибо все жизни - равноценные. Нас поддерживают свыше 70 000 приверженцев. Мы помогаем беременным матерям, которые, нуждаются в поддержке... Как президент организации "За сохранение жизни" я убеждён в том, что эта книга заинтересует молодых женщин, их супругов, друзей и родных.

 Урс Нуссбаумер, президент организации "За сохранение жизни", Солотурн, Швейцария

В начало

 Предисловие

"Мариам... почему ты плачешь?" - так называется книга о душевных и физических последствиях аборта. Издание содержит откровенные рассказы женщин об их переживаниях после искусственного прерывания беременности, а также информацию врачей о малоизвестном, так называемом "послеабортном синдроме". Уже свыше 20 лет в распоряжении организации "За сохранение жизни" находится медпункт для будущих матерей, нуждающихся в поддержке, и одиноких женщин, воспитывающих детей. Благодаря щедрым пожертвованиям благодетелей и друзей организация в состоянии предложить конкретную помощь нуждающимся в ней матерям и детям. Многие женщины, сделавшие аборт, страдают из-за своего непродуманного решения месяцы, годы, даже всю жизнь. Душевные, психические и физические раны быстро не заживают. Поэтому мы решили рассказать людям о малоизвестном в широких кругах "послеабортном синдроме". Наша книга призывает к уважению человеческой жизни. Либерализация абортов уже сейчас нанесла огромный вред семье и обществу, а ещё больше вреда от неё будет в недалёком будущем. И эти последствия непоправимы. Часто женщины, страдающие от последствий аборта, сетуют: "Почему нам об этом раньше никто не сказал?" Поэтому наше издание - это своеобразное предупреждение: аборт и его последствия годами тяготят женщину. Во время аборта убивают не только ребёночка в начале его развития, - сама женщина становится пострадавшей из-за последствий этого вмешательства. Аборт - это всегда смерть, необратимая и непоправимая. Душевные и психические расстройства у женщин после аборта особенно возросли в наше время. У супругов женщин, сделавших аборт, наблюдаются подобные последствия. Депрессивное чувство вины перерастает в настоящую скорбь. Закон должен стать на защиту неродившейся жизни. Легализация абортов, как показывает опыт других стран, увеличивает их количество. Дорогая читательница! Дорогой читатель! Пусть печальный опыт других предостережет вас. Не приумножайте смерть! Изберите жизнь! О тех, кто уже почувствовал на себе печальные последствия аборта, д-р Сьюзен Стенфорд из США, которая тоже прошла через аборт, пишет: "Я не знаю, у кого из людей сердца так сломаны, как сердца женщин после аборта. Им необходимо лечение. Это нужно делать с любовью, никогда не осуждать их. Необходимо помочь вылечить болезнь их души, воскресить их разбитые сердца".

Пиус Штесселъ, президент организации "За сохранение жизни", Уцнах, Восточная Швейцария, 8 декабря 1996г.

В начало

 Что такое постабортный синдром?

 Посстабортная травма и ее последствия

 Постабортный синдром (ПАС) - это сочетание психических симптомов или заболеваний, которые могут проявляться вследствие переживаний после аборта.
Это касается прежде всего женщин, сделавших аборт, а также мужчин, врачей, которые принимали участие в нем. Основным симптомом болезни является постоянное преследование пережитого в подсознании женщины. Иногда симптомы ПАС можно наблюдать в течение длительного времени после аборта и намного позже увидеть их возможные последствия.
Послеабортный синдром (травма после аборта) известен во всём мире. Компетентные специалисты в этой книге высказывают свою точку зрения на решение данной проблемы. Душевные раны постабортного синдрома приравниваются к бомбе замедленного действия, которая в любое время может взорваться. Поэтому женщины после аборта нуждаются в постоянном внимании и медицинской помощи.
Сама психотерапия не в состоянии разрешить проблему вины. Именно поэтому так необходима взаимосвязь между психотерапией и заботой о спасении души.
Аборт - это насильственное вмешательство в природные процессы женского организма, поэтому у женщины после него могут наблюдаться разные психосоматические или даже психические расстройства.
Профессор д-р медицины Бернард Натансон, бывший заведующий крупнейшей в мире клиники абортов, во впечатляющем фильме об абортах "Глухой крик" сказал: "Второй жертвой аборта является женщина, но кто воспринимает серьезно её боль? Едва ли кто-то даже задумывается над этим".

Организация "За сохранение жизни", Уцнах, восточная Швейцария

 В начало

 Женщины после аборта
Рассказы о пережитом

Тема абортов волнует всё большее количество людей. Приверженцы искусственного прерывания беременности часто ссылаются на право женщины распоряжаться своим телом. Противников аборта они упрекают в том, что те, дескать, думают только о ребёнке, а не о матери, которая из-за нежеланного дитяти испортит себе жизнь. Противовесом этим обвинениям стало научное исследование Марии Симон из университетской поликлиники города Вюрцбурга, согласно которому каждые две женщины из трех опрошенных в течение длительного времени после аборта ощущали раскаяние и вину, а также страх или тяжелые депрессии. К ним присоединялись ещё физические недуги: мигрень, нарушение ритма сердца, желудочно-кишечные заболевания. Также возникали проблемы относительно партнёра: чувство ненависти, сексуального безразличия. Психологи отмечают, что женщина после аборта не чувствует себя освобожденной, а наоборот, теряет внутренний покой. Многие женщины родили бы ребёнка, если бы на это дал согласие партнёр.
Другой упрек, в частности христианским противникам аборта, звучит примерно так: "Вы, ссылаясь на Бога и его Заповедь: "Не убивай", пробуждаете у женщин угрызения совести, которых они обычно не испытывали бы". В ответ на это советуем подумать над опубликованным в журнале "Бунте" признанием одной из известнейших в Германии телеведущих - Венке Мире. В серии статей под заголовком "Я раскаиваюсь" она не ссылается на религию, пожалуй, не является верующей, иначе знала бы кое-что о прощении. Вот свидетельство сорокадвухлетней звезды телевидения о том, как женщина вредит сама себе, делая аборт:

Отчаяние после четырех лет

"Я плачу за своим пятым ребёнком. Моё раскаяние безгранично. Как могла я сделать аборт? Ведь я так люблю детей и у меня их четверо! Этого я и сегодня не могу понять. Уже прошло четыре года после аборта, а я ощущаю скорбь, раскаяние и отчаяние, стоит мне лишь вспомнить об этом. Это было поздней осенью 1985 года. Михель (Пфлеггар) был очень увлечён своим телевизионным шоу. Я тоже напряжённо работала. И как раз тогда я забеременела, не планируя этого. Шёл второй месяц моей беременности, когда я рассказала об этом Михелю. Он заявил, что в свои 52 года чувствует себя слишком старым, чтобы ещё раз стать отцом, поэтому я не должна донашивать ребёнка. Мне тогда было 38 лет. И я осталась наедине с этой проблемой. Действовала я, как во сне. Сама приняла решение, о котором сегодня очень сожалею; отдала бы всё за то, чтобы изменить его. Я убеждена в том, что много других женщин, подобно мне, годами плачут после того, как сделали аборт. Мне и сейчас больно об этом говорить. Делаю это лишь для того, чтобы других женщин предостеречь от этой страшной, непоправимой ошибки. Мой совет: "Очень хорошо подумайте перед тем, как сделать аборт. Я пережила после этого страшное время. И очень сожалею об этом".

Тени

Тени становятся длинными,
они ложатся на страну.
Моя душа так боится!
Кто подаст мне руку?
Как тень, лежит твоя смерть
на моей душе, -
моё никогда не родившееся, дитя!
А никто не знает, как я себя чувствую.

Омрачено после твоей смерти всё мое существо.
Уничтожено, опорочено, убито не только моё дитя,
с ним вместе умерла и часть меня!

Рахиль

День, коренным образом изменивший жизнь молодой девушки

"Я разрешила убить своего ребёнка"
Ужас, который вечно повторяется: "Почему, мамочка, почему?"

Мы, христиане, выступаем против абортов. И это понятно. Но для многих людей - это пока что абстрактная тема. Что для женщины может означать аборт, узнаем из следующего рассказа.

Моя дружба с парнем закончилась жестоко. Мы знали друг друга уже давно. В наших отношениях бывали подъемы и спады... Однажды в соседнем селе был праздник - мы пошли туда. Я как помощница была занята, а мой друг в это время пил и развлекался с друзьями. В этот вечер мы спали вместе. Мы позаботились о предохранительных средствах, но презерватив оказался ненадёжным. Я забеременела. Все сразу решили, что я не должна рожать ребёнка: это позор. Мой парень был на два года младше меня, а я была на первом курсе. Что скажут люди? Мой друг оставил решение этого вопроса за мной. Он сказал: "Ты сама должна знать, как поступить". Но я не знала. Давление со стороны становилось всё сильнее. Меня загнали в глухой угол. Окружающим удалось навязать мне свое решение.

"Я чувствую себя мерзко и гадко"
Мы с другом посетили консультационный пункт. После продолжительного разговора и противоречивых дискуссий консультант выписала мне медицинскую справку (она нужна для направления на аборт). День, когда мне делали аборт, стал будто клеймом, от которого мне никогда не избавиться. Врачи относились ко мне наилучшим образом, но я чувствовала себя мерзко и гадко, беспомощно и одиноко. Когда я проснулась после наркоза, возле меня сидел мой парень. Но я уже была не та, что прежде. Я изменилась и чувствовала себя очень несчастной. Это ощущение осталось по сей день.

"Сегодня я бы не сделала этого, вопреки окружающим"
Я убила своего ребёнка. С его смертью что-то замерло и во мне, - уже ничто не может возвратить меня к полноценной жизни. Сегодня я бы не сделала этого, вопреки всем окружающим, так как живу сейчас в постоянном страхе, от которого, наверное, никогда не избавлюсь. В своих ужасных снах я вижу маленькую девочку, которая бежит ко мне и спрашивает: "Почему, мамочка, почему?" И этот сон, и взгляд девочки преследуют меня с дня аборта.

"Наказана только я"
Хотя на роботе у меня всё хорошо, моя частная жизнь разрушена. Моему ребёночку исполнился бы теперь один годик. Я скорблю по нему, ибо сделала ошибку, которую нельзя исправить. Наказана только я, а не мой друг, хотя и он принимал участие в этом преступлении. Меня утешает только то, что моему ребёнку не пришлось долго бороться со смертью. Я надеюсь, он простит мне. Сегодня я совсем одна. Мой друг оставил меня - захотел быть свободным.

"Не совершайте моей ошибки - будете вечно сожалеть"
Эту историю из своей жизни я пишу для всех молодых девушек и женщин, которые сейчас находятся в такой же ситуации, как и я когда-то. Очень хорошо подумайте перед тем, как сделать аборт. Иначе вас будут мучить сны, будет преследовать взгляд из ниоткуда. Вы будете чувствовать боль и грусть каждый раз, когда увидите молодую маму с ребёнком. Всё бремя и последствия аборта будете ощущать только вы, а не ваш друг. Он не избавит вас от страха, печали и одиночества. Он будет возле вас, но не сможет помочь. Обдумайте все хорошо, не позволяйте заставить себя сделать аборт. Лишая жизни ребенка, вы одновременно разрушаете свою жизнь. Существует много организаций, где вам посоветуют и помогут. Не совершайте такой ошибки, как я. Будете вечно сожалеть! Моя жизнь разрушена. Юдит

 

Аборт, пережитый мною

Мне шел тогда 21 год. Я встречалась уже два года с одним парнем. Это было весной 1984 года. Я перестала употреблять противозачаточные таблетки, т.к. плохо их переносила (у меня часто болела голова, начала прибавлять в весе). Я всегда мечтала стать матерью, воспитывать ребенка. Канцелярская работа не очень нравилась мне даже во время учебы. В мае мы поехали с другом в Римини и Венецию. Когда у меня началась менструация, я даже немного расстроилась. Ведь мы поддерживали интимные отношения, несмотря на то, что я перестала принимать пилюли. Об этом разочаровании, переходящем в облегчение хорошо помню. А через полтора месяца я действительно забеременела! Позвонила матери. Она сказала, что мне нужно выйти замуж за того парня. Я радовалась и вместе с тем боялась. Когда я по телефону сообщила о беременности своему другу, он сразу пришел. Уже на пороге обнял меня и сказал: "Я очень рад!" Но к концу недели мы засомневались, ибо не были готовы к совместной жизни. Мой друг еще не работал, полностью зависел от родителей. Кроме того, меня ужасно пугал сам процесс воспитания ребенка. У меня был младший брат, который приносил родителям много хлопот. Тогда мама посоветовала мне сделать аборт и заявила, что не собирается воспитывать еще и моего ребенка! Я должна "распутывать" свои дела сама. Подождав неделю позвонила к своему гинекологу. Он объяснил мне, что вначале я должна пройти медицинский осмотр, потом получить от психиатра или психолога справку, и только тогда врач примет меня. На следующей неделе мы с другом поехали в Цюрих. Врач сказал, что у меня все обстоит благополучно, и дал мне адрес доктора медицины М., который сделает мне аборт. Проблему с психиатром мы решили быстро. Этот молодой мужчина жил в красивом большом доме. Он задал мне несколько вопросов и попросил подождать. Очень скоро справка была уже готова. Действительно, нет в Швейцарии ничего проще, чем получить так называемое заключение психиатра. Потом я пошла к врачу. Кабинет д-ра медицины М. напомнил мне бар, откуда доносилась громкая музыка. Здесь меня осмотрели и назначили день аборта. В тот день я плакала, потому что у меня возникли сомнения. У врача увидела женщину с ребёнком. Медсестра бегала с пластиковым ведром. "Неужели, - подумала я, - туда выбрасывают детей?" Мне стало действительно плохо. Пришлось присесть на кушетку. Мне сделали укол. Когда пришёл врач, я рыдала; моему другу, сидящему рядом, тоже было плохо. Врач сказал: "Не ломайте комедии". Втайне я желала одного: умереть, не проснуться после наркоза! Когда же спустя час я проснулась, мой друг смотрел на меня. Сильно подкрашенная, неприятная ассистентка сказала: "Вставайте и идите себе, у меня работа закончилась". Хоть я была ещё очень слаба, мы с другом вынуждены были покинуть клинику. Психиатру заплатили 400, а врачу 500 франков. Вечером мой друг сказал, что возненавидел меня. Он вел себя странно и вскоре пошёл домой. Я почувствовала боль, так как обезболивающий укол перестал действовать. Меня охватила страшная депрессия! На следующий день я вышла на работу, хотя должна была, по рекомендации врача, пролежать ещё один день. Но я не хотела показывать на роботе медицинскую справку, не могла раскрыть действительную причину своего невыхода на работу. В полдень пошла к маме на обед. Она была со мной резка, сказала, что много женщин поступают так, как я. Вечером я увидела возле киоска беременную женщину. Приехав домой, упала на кровать и целый вечер очень каялась, ибо ощущала большую вину. Это было для меня адом! Я не могла заснуть, потому что всё время перед глазами был мой неродившийся ребёнок, которого я видела на мониторе ультразвука. Маленький эмбрион преследовал меня. Вечерами я, чтобы заснуть, приучилась пить мартини или вино. Со своим другом не могла быть наедине, - он напоминал мне про моего ребёнка. Я обманула его с другим мужчиной, впрочем, как и он меня с другой женщиной. Через год после аборта я превратилась в психическую руину. Я специально искала других мужчин, чтобы мой друг меня покинул. Но он не хотел этого делать, хотя совсем меня не понимал. Кроме того, моя тогдашняя подруга, медсестра, по- казала мне снимок аборта: как выглядит неродившийся зародыш. Я чувствовала себя покинутой, наедине со своей виной, страхом и раскаянием. Мои родители и сестра не хотели общаться со мной, не понимали моего состояния. Жизнь мне казалась потерянной. После того, как меня избил мой друг, угрожая мне ещё и убийством, я возвратилась к своим родителям, чтобы хоть он оставил меня в покое. Потеряла ещё и работу. Наступило время успокоительных таблеток, алкоголя и сомнительных отношений с разными мужчинами. Я уже не искала постоянного партнёра, ибо чувство вины подавляло во мне всякое желание. Раскаяние не уменьшалось с течением времени, а наоборот, возрастало. Возвратилась к жизни я в июле 1987 года (через три года после аборта), уверовавши в Иисуса Христа. Он простил мне мою страшную вину! Но и после этого мне тяжело вспоминать прошлое. Я благодарна Иисусу за то, что он снял с меня этот большой грех. Меня понял и вылечил лишь Господь.

Предостережение перед абортом
Я хочу предостеречь всех женщин, которые решаются сейчас на аборт
В нашей когда-то христианской стране аборт можно сделать теперь очень легко. Но о том, что у женщины после него рушится её дальнейшая судьба, никто не думает и не говорит. Я прошла через этот психический ад и выстояла, но не хотела бы, чтобы ещё кто-то такое пережил! Часто спрашиваю себя, как бы сложилась моя жизнь, если бы я родила ребёнка. Думаю, мне не было бы так плохо, как в данное время - после аборта! Добрый Господь простил мне мой грех. Но сколько пришлось мне пережить - этого постоянного чувства вины не передать словами. Долго я не могла смотреть на маленьких Детей и всегда думала о том, что моему ребёнку могло бы быть столько же лет, сколько им теперь. Невыразимая скорбь пронизывает меня. Ревека

 

Обманутая, или: "Почему мне об этом никто не сказал?"

Я не знаю, как это случилось, - однако это произошло! "Маленькое вмешательство - и всё будет в порядке", - эта перспектива ободрила меня. "Маленькое вмешательство, и всё прошло. Заплати за это, и ты снова на высоте!" Так говорили все: друзья, врачи, советчики, коллеги, и никто не возразил против этого! Я не знала, что случилось! Тем не менее теперь я знаю, что это было неправильно I Муки терзают меня! Нет выхода, - всё пропало! Почему мне никто об этом не сказал? Почему же мне никто об этом не сказал? Остались только горе, страх, боль, - Те вещи, о которых, раньше никто не говорил! Я будто животное в клетке! Зацепенела от ужаса, дрожу от страха! Кричу о том, что меня очень мучает: "Почему же мне никто об этом не сказал?" Рахелъ

Жертвы аборта
Их было тринадцать

 

В нашей маленькой больнице, которую уже 10 лет опека-дот сестры-монахини, есть две палаты для рожениц. Однажды ночью меня вызвали. Тогда привезли жену владельца столовой с высокой температурой, в полусознательном состоянии, с кровотечением; она бредила. Состояние больной было очень тяжелое. Это не были обычные преждевременные роды. Вместе с густым, черным, спекшимся сгустком крови вышла ручка пятимесячного ребёнка. "Сестра, пока придет врач, подготовьте всё к операции", - услышала я. Наступила ужасная ночь. Самая ужасная в моей жизни, хотя акушерка привыкает ко многим вещам - стонам, крикам, боли, крови и ужасу. Однако' я хотела бы, чтобы её пережили вместе со мной все те женщины, которые решаются на аборт. Часы пробили двенадцать ночи. Женщина приподнялась.., тупым взглядом, полным безграничного ужаса, посмотрела на дверь.., в её глазах появилось что-то безумное.., волосы её стали дыбом, одним прыжком она хотела соскочить с кровати к открытому окну и броситься вниз... Мы её едва удержали. Тогда она спряталась под одеяло и скулила от испуга. Несколько минут она лежала, как мертвая. Ей было не больше тридцати, желтая, как воск, с запавшими щеками. Потом она вдруг начала говорить: "Сейчас они снова приходят... один, второй, третий... Этот уже большой, почти взрослый.., пятый.., а этот совсем маленький.., шестой... седьмой... восьмой... девятый... десятый... Почему у вас нет глаз?" Вдруг она, словно ошалелая, закричала: "Идите.., не трогайте меня.., отпустите меня.., отпустите.., вы хотите взять мои глаза.., сердце.., отпустите меня.., прочь.., прочь..." К счастью, пришёл врач. Его осмотр подтвердил мои подозрения. Вследствие некомпетентного вмешательства плод вынимали по частям, поранив при этом несколько раз матку. Началось воспаление брюшной полости. Плюс к этому - продолжительное, непрекращающееся кровотечение. Смерть могла наступить в любую минуту. Сообщили мужу. Тот воспринял новость очень спокойно, пока не услышал, что дело подадут в суд. Тогда он принялся выступать против юристов, которым, дескать, нечего делать, а потому они всегда суют нос в чужие дела... А бедная женщина тем временем, будучи ещё под наркозом, повторяла: "...Они снова подходят... Первый, второй, третий... четвертый... пятый... шестой... седьмой... восьмой..." Муж выбежал из палаты. Эта женщина кричала и стонала ещё три дня и три ночи. Даже самые большие дозы анестезии не помогали. Она постоянно видела перед собой своих тринадцать убитых детей, которые приходили к ней со своими жалобами и вопросами. На четвёртый день женщина неожиданно пришла в себя. Так по крайней мере нам казалось. Мы сообщили священнику и послали за мужем. Уже после первых слов священника она сказала ему: "Их было тринадцать. Не нужно ни о чём спрашивать". А когда священник начал говорить о Божьем милосердии, женщина промолвила: "Позвольте мне отойти, я хочу в ад.., встретиться с этим подлецом в вечности". Последним, что она перед смертью сказала мужу, было: "Негодяй!"

Отрывок из дневника акушерки Лизбет Бургер

 

Это была моя дочь

 

Моя трагедия началась 30 октября 1974 г., в тот злополучный день, когда я убила своего ребёнка, девочку, сделав так называемый поздний аборт. Я была беременна уже пять с половиной месяцев. Обратилась к врачу, так как моя семья настаивала на аборте. Я постоянно слышала от них: "Нэнси, может, ты ещё передумаешь?" Аборт - это была с самого начала только их идея. Мой муж покинул меня и больше не вернулся. Взять на себя ответственность за троих детей он не решился. Тогда я пошла к врачу и спросила: "Что мне делать?" Он досмотрел на мой живот и сказал: "Я уберу немного жидкости и немножко введу. У вас начнутся сильные схватки, которые вытолкнут зародыш". Я спросила: "И это всё?" То, что я услышала, звучало неплохо. В больнице мне откачали немного околоплодной жидкости и ввели гипотонический раствор соли. Как только игла проникла в нижнюю часть живота, я возненавидела себя. Что было силы хотела закричать: "Перестаньте, пожалуйста, не делайте этого!" Но я не промолвила ни слова. Было уже слишком поздно что-либо изменить. Следующие полтора часа мой ребёнок бурно и резко ворочался во мне, травясь и задыхаясь. Но обо всём этом я не имела тогда ни Малейшего понятия. Припоминаю, как я с ним говорила, сказала, что этого не хотела, желала, чтобы он жил. Но он умирал. Вспоминаю его последний резкий толчок в левом боку. После этого силы покинули его. Потом мне сделали внутривенную инъекцию для стимуляции схваток. Двенадцать часов меня мучили сильные боли. 31 октября в 5:30 утра я родила мертвого ребёнка. У него уже были волосы на голове, его глаза были расплющены. Я сама родила свою девочку и держала ее на руках. Это я виновата в том, что её бросили в судно. После этого медсестра привела в палату беременную женщину. Она родила здорового мальчика. Это был нож в моё сердце. Только теперь, после аборта, появились стыд, раскаяние и чувство вины...

Из воспоминаний Нэнси-Джоу Мен, основательницы "Women exploited by Abortion"

От нашей дружбы не осталось ничего

Мои первые интимные отношения с парнем обернулись драмой. Я забеременела. Мой друг очень хотел этого ребёнка, надеясь на улучшение наших отношений, которые уже дали трещину. Но как раз эта его надежда была для меня неприемлемой. "Чтобы ребёнок, - размышляла я, - стал тем звеном, которого не хватает в наших разрушенных отношениях? Да никогда!" Мы присматривались друг к другу, каждый в одиночку и с помощью психолога. С каждым днем мое эгоистическое "я" кричало всё определенней: "Аборт!" Я не хотела ребёнка, который должен был нас соединить навеки. Я была сексуально холодной, безжизненной, бесхарактерной, сама себе чужая и всегда в поисках чего-то! Мое естество дрожало от страха перед ребёнком... Один неверный шаг - и крик вырывается из сердца: "Я убила своего собственного ребёнка! Я, я, я это сделала!" Теперь уже не помогала никакая аргументация, и никакие доказательства не приносили облегчения. Только моя растревоженная совесть страшно и непрестанно кричала в душе. Мои отношения с парнем распались окончательно, он снова начал принимать героин. Всю вину за это приятель переложил на мое пустое лоно, от которого отдавало смертью. Долгий, почти бесконечный год мой живот казался мне огромной дырой, пустотой. Я потеряла много крови, которой никто не видел. Дети вызывали у меня слезы - тихие, бессильные. В той крохотной, маленькой жизни, которую я посмела убить, таились две наши жизни, которые от боли уже не могли дышать. Я поняла, что аборт - недопустимое, ужасное зло, которое влечет за собой другие несчастья. Моя вина глыбой навалилась на меня и затмила всё прекрасное в моём сердце. Потом я хотела помочь хоть своему бывшему другу, чтобы он не пропал! Долго я боролась за него, до тех пор, пока сама не стала зависимой от героина. Мне необходимо было расслабиться и прекратить постоянно обвинять себя. С каждым новым уколом всё прочнее становились мои оковы, пока эта страсть полностью не поглотила меня. От нашей дружбы остались только руины противоречивых чувств; даже героин не смог нас обмануть. Связанные невидимыми узами, мы расходились и сходились много раз.

Табеа

 

Каждая вторая женщина после аборта хотела бы возвратить своё дитя
Отчёт с конгресса медиков

"Прошло шесть лет после того, как госпожа С. сделала аборт. В тот день, когда должен был родиться сё ребёнок, она закрылась у себя дома, зашторила окна и не хотела ни с кем разговаривать".
В консультационных пунктах для беременных женщин такие случаи не единичны. Психические расстройства после аборта не являются редкими и кратковременными. Они несравнимо тяжелее, чем физические последствия аборта. Д-р философии Мария Симон, психолог университетской женской поликлиники города Вюрцбурга, дала это понять своим слушателям на заседании юридического союза "Право на жизнь". Психосоциальные опросы женщин показали, что не бывает аборта без риска. У каждых двух женщин из трех опрошенных после искусственного прерывания беременности наблюдаются раскаяние, чувство вины, страх или тяжелые депрессии, которые могут повлечь за собой такие физические недуги: нарушение ритма сердца, гипертонию, мигрень, желудочно-кишечные расстройства. Женщина после аборта не чувствует себя освобожденной, наоборот, долгие годы не находит внутреннего покоя и стабильности. 39% опрошенных в Вюрцбурге женщин перекладывают вину за аборт в большинстве случаев на других, зачастую на мужа, жениха, друга или даже на врача, который делал аборт. Много опрошенных женщин приняли бы решение в "пользу ребёнка", если бы партнёр согласился. Безразличие и депрессия После аборта в отношениях между партнёрами часто возникают ненависть, безразличие, капризы и депрессии в сексуальном плане. 15% опрошенных в Вюрцбурге женщин отказались бы от аборта, если бы не давление извне. Позиция женщины: "Длительное время после аборта я была полностью подавлена. Я и сейчас лечусь от нервной болезни". Прогноз психотерапевтов совсем не оптимистичен. По причине абортов уничтожается не только жизнь ребёнка, - возрастает количество женщин, страдающих неврозами.

 

Я предостерегаю перед абортом
Разговор по телефону через 40 лет

 

Припоминаете Нэнси-Джоу Мен, женщину из США, которая спустя 10 лет после аборта основала WEBA? Она так высказалась в "Вашингтон Тайме": "Есть женщины, которые действительно не испытывают угрызений совести после аборта. Но 98,99% всё-таки душевно травмированы: на непродолжительное время или на всю жизнь, хотя, на первый взгляд, женщины не страдают и не умирают из-за абортов". Недавно я, сотрудник организации "За сохранение жизни", общалась по телефону с одной женщиной. Прошло 40 лет с того времени, как моя собеседница сделала аборт. 20 из них были преисполнены душевных мук и угрызений совести. Её муж даже не подозревал об этом, для него всё - давно в прошлом. Нет, её не принуждали делать аборт. Наоборот, предостерегали от такого шага. Но она боялась психической нагрузки, которая обрушится на неё после рождения ребёнка. Лишь позже она убедилась, что никакие хлопоты, связанные с рождением ребёнка, никогда не сравнятся с муками совести, которые возникнут, когда ребёнка уже не будет. Но тогда, 40 лет назад, у неё полегчало на душе, когда она решила сделать аборт, ибо так, казалось, она решит свою проблему. Но это был обман дьявола, который нашептал ей этот выход. Следующие 20 лет жизни её мучили чувство вины, самообвинение и скорбь о чём-то безвозвратном. По дороге в операционный зал за неё помолились медсестра, санитарка. Это и уберегло её от полного отчаяния в последние годы... Как мне эту женщину утешить? Иисусом, который взял на себя все наши проступки и прощает нам, если мы искренне раскаиваемся? Или тем, что она может в любое время снова позвонить мне по телефону? Сегодня моя незнакомая собеседница всю свою любовь дарит внукам. Она предостерегает Женщин перед шагом, который, как сказала Нэнси-Джоу Мен в упомянутом в начале интервью, "вовсе не является окончанием проблем, только их началом".

М. К.

Слишком поздно!

 Моё дитя, я ищу тебя в своих мыслях! Слишком поздно! Моё дитя, я ищу тебя 6 своих снах! Слишком поздно! Где ты? Найду ли я тебя, моё дитя? Неужели моя тоска никогда не пройдет? Моё дитя, я ищу твоё маленькое личико, Твои глаза, твои уста! Какое ты? Моё дитя, безвозвратно пропал шанс жизни! Ты остаёшься ненайденным, моё маленькое, никогда не родившееся сокровище! Возможность стать ребёнком никогда для тебя не осуществится! Слишком поздно!

Рахиль

 "Я уже никогда бы не сделала аборт"

 Социологи из США и других стран констатируют, что большинство женщин не обращают никакого внимания на сделанный аборт. Здесь прозвучит голос из нашей страны относительно этого опыта.

 

Аборт

 Операционная бригада в масках, молчаливые люди, яркий свет. Моника - в больничном комплексе большого швейцарского города. Здесь будут убивать в ней жизнь, которая только начинается, жизнь, которой "не должно быть". Она так решила. Мысли проносятся в голове. Убийство ли это на самом деле? "Тогда я убийца", - думает она. Простыня прикрывает нижнюю часть её тела, а инъекция "ласково" освобождает Монику от мыслей. Ей теперь всё безразлично, она ничего не ощущает, чего желает и жизни, которая умирает у неё в животе.

Становиться ли матерью в 18 лет?

 

Во время медосмотра врач сказала Монике, что она беременна всего один месяц. Интересно, то, что там растёт в ней, является уже человеком? Одни говорят "нет", другие - "да". Моника не знает ответа на этот вопрос. Она ничего не ощущает к этой будущей жизни. Она ещё учится, ей всего лишь 18 лет. У неё не было никаких чувств к отцу ребёнка, это был случайный роман. Моника считает, что аборт - это только её дело. Мама не сможет взять ребёнка к себе, - она работает. Одна знакомая дала ей адрес больницы в Цюрихе, где можно сделать аборт. Врач понимает её состояние, готовит всё необходимое для операции. В этой же больнице психиатр убеждает Монику, что её душевное состояние оправдывает аборт, поэтому дает ей медицинскую справку.

Не нужно чувствовать себя виноватой

Моника не знает, сколько времени длится аборт. Она не ощущает боли. Но, проснувшись, думает о маленьком человечке. Это был мальчик или девочка? Об этом ей не сказали. Теперь она грустит. Только бы не допустить угрызений совести. Она отгоняет их от себя. Ближе к вечеру она сможет пойти домой. "Я чувствую только слабость, как во время менструации".

Десятью годами позже: желание иметь ребёнка

Через 10 лет после аборта Моника вступает в брак, хочет иметь ребёнка. Но проходят месяцы, а она не беременеет. "Я очень испугалась. Меня предупреждали, что я, возможно, не смогу иметь детей. Во время менструации я каждый раз впадала в депрессию".

 "Это мне непонятно..."

 В той же клинике, где ей прежде делали аборт, сейчас помогают родить ребёнка. Только через три года после замужества Моника смогла родить малыша. "Ощущение после родов незабываемое. Для меня сегодня совсем непонятно, почему я не позволила своему первому ребёнку родиться. Теперь наш сын будет расти один, без сестёр и братьев, так как я уже не смогу иметь детей". Моника задумывается: "Я знаю, будет дерзко звучать, что я против абортов. Но глядя на нашего ребёнка, должна сказать: "Я уверена, всегда есть какой-либо выход, необходимо только выбирать жизнь".

Йоганна

 

Предназначение - жить

 "Уже определён день родов. Но что же может в лоне матери маленькое, беспомощное существо сделать против запланированного аборта? Как поступить его матери, если сложились неблагоприятные обстоятельства? Что могут сделать будущие дедушка и бабушка, если их собственный ребёнок всегда "ускользает" от них?" Эти слова прозвучали на I Международном симпозиума женщин, которые пережили аборт (Оттава, Канада, 1992г.) Я как добровольный член организации "За сохранение жизни" провела много тестирований молодых женщин на определение беременности. Но в эту воскресную ночь в апреле, когда я проводила его для своей 17-летней дочери, мои руки дрожали. Тест оказался положительным. Мы смотрели друг на друга дочь начала плакать. На следующий день она сделала анализ крови, который подтвердил результат тестирования. Я использовала весь свой опыт, который приобрела во время работы консультантом. Мой муж сказал, что мы поможем ей с грудным ребёнком, будем содержать их столько времени, сколько будет необходимо. Дочь вроде согласилась с нами. Но когда пошла в школу, изменилась. До сих пор открытая и разговорчивая, она стала теперь замкнутой и нелюдимой. Раньше мы могли говорить с ней, поддерживать её, сейчас же она не подпускала к себе никого. Я знала, что кто-то пытается изменить её мнение и в скором времени узнала, кто именно. Дочь общалась по телефону с организацией "Запланированная семья". Она подверглась влиянию одной из ее "консультанток". Родителям подростка просто невозможно себе представить, как "логично" эти люди убеждают молодых женщин думать только о себе, а не о ребёнке, который, дескать изменит их жизнь к худшему. Они коварно заявляют: "Твоим родителям не нужно об этом знать: ты не нуждаешься в их согласии". Это наибольший козырь этой организации: убедить подростка сделать то, с чем родители никогда бы не согласились. И это позволяет ребёнку действовать наперекор семье. Однажды дочь сообщила нам, что аборт - это для неё единственный выход. Я спросила, отдает ли она себе отчет в том, что хочет убить своего ребёнка, а нашего внука. Дочка сказала: "Да!" Все её ответы были автоматическими, без каких-либо чувств. Аборт был назначен на 11 мая. Отныне усилились наши молитвы и молитвы наших друзей за жизнь нашего внука, хотя мы не могли как-то этому противодействовать. Отец ребёнка сказал нашей дочери, что берет плату за аборт на себя и завезет её в клинику. Утром 11 мая она тихо вышла из дома. Ни мой муж, ни я не могли говорить. Мы молились за нашу дочь и душу ребёночка, которого никогда не увидим. Теперь всё было в Божьих руках. Я знала, что с этого дня наша семейная жизнь не будет уже такой, как до сих пор. Когда пополудни дочка вернулась домой, выглядела она ужасно. Плакала, ходила будто во сне. Я ухаживала за ней в этот день, но не могла спросить, как у неё дела. Мы все пытались как-то продолжать жить. Слова "Пусть будет воля Твоя" беспрерывно проносились в наших мыслях, хотя я никогда не могла себе даже представить, что Всемогущий Господь допустит такое в нашей жизни. Спустя четыре недели дочку вызвала организация "Запланированная семья" для проверки, с которой она вернулась в истерике. Медсестра, которая её осматривала, сказала, что матка увеличена. Повторное тестирование показало, что дочь всё ещё беременна. Аборт был сделан не полностью. Всё эти так называемые друзья "Запланированной семьи" сказали дочери, что такое просто невозможно, и пытались назначить новую дату аборта, на что она не согласилась. Когда она рассказала мне обо всём этом, я испугалась и одновременно почувствовала облегчение. Пробовала поговорить с кем-то из "Запланированной семьи", но впустую. Я просила нашего Господа подсказать мне, как быть. Мы хотели узнать, жив ли ещё ребёнок? Я договорилась с местным гинекологом о визите. Когда мою дочь осматривал врач, я ждала в приёмной. Чуть позже сестра пригласила меня войти. Дочь сказала мне: "Я слышала, как у ребёнка бьется сердце! Он живой!" Я явственно ощутила на себе прикосновение руки Божьей. Врач спросил у дочери, хочет ли она оставить ребёнка; в ответ она прошептала: "Да". Потом её направили на ультразвук, чтобы узнать состояние малютки. Я уже знала, что мне не сюит волноваться за ребёнка. Когда мы покидали поликлинику, девушка из приемного отделения сказала моей дочери со слезами на глазах: "Это чудо". Моя дочь ответила: "Я знаю". Пополудни нам позвонила секретарь врача и сообщила, что врач хочет обсудить с нами результаты ультразвукового обследования. Голос у медсестры был взволнованным, и я испугалась. Но мою дочь это не обеспокоило: что-то странное случилось с ней. Совсем спокойно она сказала мне: "С моим ребёнком ничего плохого не сучится". Я увидела в её глазах озарение Христа. Врач сидел за столом. Он сказал, что результаты ультразвука показывают некоторые аномалии в развитии ребёнка. Младенцу сейчас две с половиной недели, и ещё не поздно сделать аборт, ибо уши, дескать, будут выглядеть необычно. Он продолжал говорить, употребляя незнакомые медицинские термины. Я встревожилась. Но моя дочь посмотрела на него и твердо ответила: "Нет!" Со временем мы договорились о встрече со знакомым гинекологом в Гюстоне. Войдя в курс дела, он удивлённо посмотрел на мою дочь и сказал: "Этому младенцу предречено жить". Была определена дата родов - 25 декабря. Каждые две недели дочь проходила ультразвуковые обследования, которые показывали, что ребёнок развивается нормально, без физических отклонений. Эта новость разошлась по всей нашей церковной общине. За мою дочь молилась вся церковь. Наша внучка родилась 24 ноября, на месяц раньше срока. У дочери родовые схватки длились всего 20 минут. Младенец весил 2,7 кг и был здоров. Песня, которую поют в нашей церкви во время Пасхальных праздников, называется "Мы были когда-то мертвыми". В ней сказано: "Позволь нам разделить ту боль, что Ты претерпел, когда умирал. Мы будем жить тогда вопреки смерти. Мы воскреснем снова". Когда я впервые увидела личико маленького существа, вспомнила слова этой песни. Для нас малютка была уже мёртвой, а вот сейчас живая, в объятиях нашей дочери. Нашу печаль Бог обратил в радость, а наша дочь уверовала в Господа.

 18 лет меня мучили ужасные сны

Мне было 20 лет, когда я решилась на аборт, полагая, что у меня есть всё основания для этого:

  • я была не замужем;
  • мой друг был студентом и не хотел этого ребёнка;
  • я тоже училась;
  • не хотела быть жертвой случая.

 

Начало 70-х годов - это было время, когда запрещалось что-либо запрещать. Мой живот принадлежал только мне, это было моё тело. Поэтому я решила сделать аборт, ведь этот ребёнок - препятствие в моей жизни. Хотя дитя жило во мне всего 10 недель, его сердце уже билось. Можно было узнать его пол, были видны контуры пальцев. Но аборт разрешит все мои проблемы, думала тогда я. Депрессия - только для слабых, я это выдержу! И действительно, я закончила медучилище, получила диплом. Три года мне жилось хорошо, я не ощущала никаких негативных последствий аборта. Со временем вышла замуж и стала матерью. Внезапно мое тело среагировало на всё то, что длительное время было скрыто. Каждую ночь я буквально боролась со смертью. Это длилось всего несколько минут, но было так страшно, что я вся обливалась потом. После каждой такой ночи я знала, что еле-еле убежала от смерти. Я сказала мужу, что он найдет меня однажды утром мёртвой, но он не мог мне ничем помочь. 18 лет меня мучили ужасные сны. Я смертельно устала от этой борьбы, но никогда даже не подумала, что причина моей болезни - сделанный так давно аборт. Для меня эта проблема была уже давно решена и забыта. Только теперь я вспомнила о Боге, молила Его о помощи. И Господь мне ответил! Когда позже Бог открыл мне, что я потеряла двух девочек, близнецов, это было для меня ужасно. Я закричала: "Почему Ты говоришь мне об этом? Это чересчур жестоко и, главное, ничего не изменит". Его ответ был прост: "Чтобы ты молила о прощении за двоих детей, а не за одного". В конце концов я поняла, как ценна в глазах Господа человеческая жизнь. Я просила своих сыновей извинить меня за то, что лишила их сестёр.

42-летняя Марианна, мать четверых сыновей

 

В начало


 

Мужчины и конфликты с ними из-за беременности женщин

 

Женщины уничтожают детей в своём лоне из-за того, что они чувствуют себя покинутыми своими партнёрами. Это результат исследования Института психосоматической медицины, психотерапии и медицинской психологии и Технического университета в Мюнхене. Опрошены 130 пар, у которых были конфликты из-за беременности. Как оказалось, в большинстве Случаев мужчины чувствуют облегчение после того, как женщина сделала аборт. Преимущественно они вообще не отдают себе отчета в том, какие последствия имеет аборт для женщины, и как можно быстрее стараются забыть о нем. Вот результат опросов, проведённых психологом Гельгой Редер: в 80% всех случаев инициатором аборта является мужчина, который не хочет связывать себя ребёнком. Мужчины также опосредствованно влияли на решение женщины через "уклонение от проблем, связанных с беременностью, уклонение от ответственности и эмоциональное отмежевание от партнёрши". Для женщин это, конечно, - оскорбление, которое влечет за собой потерю самоуверенности. В такой ситуации аборт кажется им единственным выходом. Мужчины "утешают" женщин тем, что ребёнка можно завести позже. В нашем консультационном пункте мы всегда приглашаем беременных женщин приходить со своими партнёрами. Однако, как показывает статистика, за последние годы только треть женщин посетили консультации вместе с мужчинами. Тем не менее и этот показатель с каждым годом снижается. Некоторых женщин раздражает то, что их партнёры игнорируют консультации. Они чувствуют себя оставленными на произвол судьбы и высказывают разочарование по этому поводу. Другие женщины сознательно приходят без партнёра, так как побаиваются чересчур большого давления с его стороны. Но бывает и так, что мужчина хочет, чтобы ребёнок родился, а женщина не готова к материнству и хотела бы избежать дискуссии с партнёром. А есть женщины, которым даже в голову не приходит посещать консультацию с мужчиной. Чаще всего мужчина появляется в том случае, если это молодая неженатая пара, которая из-за незапланированной беременности попала в тяжёлую экономическую или семейную ситуацию. Женщины на консультации часто заявляют, что они уже разошлись с другом или развелись с мужем. В таких случаях отец слишком поздно узнаёт о существовании своего ребёнка или вообще никогда не узнает об этом. Я знала многих мужчин, которые совершенно случайно узнали, что у них должен был быть ребёнок. Это тайная месть женщины мужчине: "Когда ты меня оставил, я была ещё беременна, и я успела избавиться от твоего ребёнка". Один мужчина, глядя на чужого ребёнка, считал, сколько лет было бы его ребёнку, если бы его подруга без его ведома не сделала аборт. "Я бы мог быть отцом уже 14-летнего ребёнка!", - говорил он. Часто он оправдывался: "Я не виноват в этом, ведь я ничего не знал. Конечно, я женился бы на этой женщине, если бы она мне сказала, что беременна". Женщины чувствуют себя оскорблёнными, если их партнёры настаивают на аборте, когда узнают о беременности. Тогда они преимущественно говорят: "Я не хочу больше иметь с ним ничего общего. Воспитаю ребёнка сама". Тогда они ещё не представляют себе, какие трудности ждут их.

 

Некомпетентны ли мужчины?

 

Наша консультация ведёт активную работу с учениками выпускных классов. После первых общих лекций на тему беременности мы импровизируем возможные конфликтные ситуации, связанные с нежелательной беременностью. Роли распределяем между учениками. Одна ученица - "беременная". Роли друга, родителей исполняют товарищи по классу. Очень реалистично проходит эта игра. Я пытаюсь всегда привлечь к этой проблематике присутствующих ребят - будущих мужей. Хотя девочки заявляют, что ребята в этом некомпетентны. Молодёжь очень правдоподобно играет роль родителей, наперёд зная, как они поведут себя в такой ситуации. Думаю, родителям очень полезно было бы узнать, чего от них ждут их взрослые дети. Я редко встречаю 16-18-летнюю ученицу, которая, играя роль беременной, хочет сделать аборт. Этого желает в большинстве случаев её "мать" или "друг". Потом отец "беременной" часто занимает примирительную позицию и произносит, например, следующее: "Ах, мама, подумай ещё раз, мы могли бы воспитать ребёнка". На что она отвечает: "Ты совершенно не имеешь понятия, что это значит - растить ребёнка! Ты же ночью не будешь вставать, когда он будет плакать, не будешь его кормить". О частых заявлениях относительно полной неспособности мужчин воспитать ребёнка мы дискутировали с коллегами. Не стало ли это уже тенденцией?! Обычно жёны жалуются, что мужья мало занимаются воспитанием детей. Но они сами, возможно, виноваты в том, что мужья такие инертные: не разрешают им взять на себя ответственность, не доверяют им в вопросах беременности, регулирования зачатия и многих других.

 

Проблем после аборта не становится меньше

 Психические послеабортные проблемы у женщин бывают очень часто. Но преимущественно на консультацию женщины приходят только тогда, когда уже наблюдаются некоторые Асихосоматические нарушения, которые врач не сможет вылечить, не зная первопричины. Эти проблемы почти всегда затрагивают женщины, и очень редко - мужчины, которым тяжело что-то сказать на эту тему.

 Стоит ли нам вместе грустить?

 Однажды на консультацию записалась женщина, которая не могла отлучить свою 3-летнюю дочь от груди. Она пришла вместе с мужем и ребёнком. Было видно, что женщину интересует только её дочка, она и здесь ею занималась, принесла с собой игрушки, а потом и сама присела на пол рядом с девочкой. Она предоставила мужу обсуждение этой темы. Эта пара вступила в брак очень рано, ибо женщина забеременела. Первый ребёнок теперь уже взрослый. После замужества женщина ещё училась, а потом всё время работала. Ребёнка преимущественно воспитывала бабушка. Обоим супругам было около 40 лет, когда женщина снова забеременела. Ребёнка приняли с радостью, женщина оставила работу и была очень счастливой матерью. Затем она снова забеременела. Но чувствовала, что не сможет в 40 лет воспитывать двух маленьких детей. Муж очень просил, чтобы и этого ребёнка оставить, но женщина всё решила по-своему. Он не сопровождал жену на аборт - это было выше его сил. Но когда видит своего ребёнка, то думает, как бы это было прекрасно, если бы и третий ребёнок родился. Всё свое внимание женщина посвятила второму ребёнку. Терапия длилась свыше года, супруги вместе горевали об утраченном ребёнке. Из этого случая я понял безысходность мужчины, который когда-то ради святого спокойствия сказал: "Да, ты, пожалуй, права". Мужчины часто ссылаются на то, что по закону они никак не могут противостоять женщине, которая решила сделать аборт. Это исключительно женское право - решать в таких случаях. И в самом деле, через несколько дней ко мне на приём пришел один мужчина и рассказал следующее: когда он заявил врачу, что никогда не подпишет согласия на аборт, тот ответил ему: "А этого и не нужно, достаточно подписи вашей жены". Мужчина теперь подумывает о разводе. Ведь это должен был быть его первый ребёнок в браке. Хотя в большинстве своём мужчины очень пассивны в этих вопросах.

Из книги И. Бойкерс, П. Фассбендер, "Психические расстройства после аборта", Аугсбург-Бонн, 1991.

 

В начало


 

Мы заплачем завтра

Карин Струк, Гютерслог

Открытая дискуссия о постабортном синдроме

 

Карин Струк: родилась в 1947 г. в Шлягтове, вблизи Грайф-свальда. Её семья в 1954 г. скрывалась от госбезопасности, поэтому она выросла в Северорейнской Вестфалии. В 1966 г. Карин успешно закончила школу в Белефельде. Училась в вузах Бохума, Бонна и Дюссельдорфа; у исследователя Гейнефоршера, профессора Виндфура. Писательница. Известность Карин Струк принесла её прекрасная книга "Я вижу своего ребёнка во сне", изданная в 1992 г. Она - мать-одиночка, воспитывает четверых детей, из которых двое учатся в школе, а двое - дошкольного возраста. В данное время её не публикуют из-за бойкота её книг на тему аборта, хотя Карин Струк получила высокие награды как писательница - в 1974 г. литературную премию Рауризера, в 1975 г. награду Андреаса-Грифиуса за произведение "Мать", а 1991 г. - награду организации "В защиту жизни", похвалу профессора Гертруды Геллер и другие.

 

Почему аборт так тяжело забыть?

 

Женщина не видит своего крохотного ребёночка, когда делает аборт. И в этом весь драматизм. Ведь известно: когда мать после потери своего ребёнка не может его ни увидеть, ни прикоснуться к нему, траур по нему ещё больший, а иногда длится годами. Смерть становится невидимой и ещё более страшной. Чтобы преодолеть её, нужно покончить с нереальностью ребёнка. Замалчивание начинается тогда, когда на консультации женщине не говорят, что её ожидает после аборта, то есть о всевозможных его последствиях. Из бесед, которые проводила на протяжении 20-ти лет со знакомыми, подругами и читательницами, мне стало известно: немногие женщины знали о последствиях аборта, ещё меньше было таких, которых предостерегали от него. Если консультационные пункты претендуют на отстаивание личной свободы женщины во время нежелательной беременности, значит, должны сказать ей всю правду о постабортном синдроме. Здесь не может быть полуправды или умалчивания. Общее мнение, которое усматривает в аборте женское освобождение от моральной заскорузлости, затрудняет восприятие того факта, что аборт - это не освобождение, а наоборот, западня и неизлечимая травма. Я это говорю вопреки тому, что для некоторых женщин, в числе которых и мои ближайшие подруги, аборт прошел, как они считали, бесследно. Я долго думала над этим выражением: "Аборт не имел для меня никакого значения". И у меня создалось впечатление, что эта фраза - всего лишь маска, чтобы спрятать свои страдания. Немногие женщины в состоянии говорить о своей боли после аборта. Мы опасаемся, чтобы фарисеи не поставили нас возле позорного столба. Какая женщина захочет рассказать вслух о своем поражении, слабости, о самом грустном дне в своей жизни, когда она не нашла иной развязки, кроме деструктивной? Женщины, которые говорят об "облегчении" после аборта, не называют вещи своими именами. О каком облегчении может идти речь, если женщина ощущает постоянно, всю свою жизнь личную вину за содеянное? Приверженцы аборта, выступая за "либерализацию" закона об аборте, часто ссылаются на истекающих кровью женщин, которые делают аборт у халтурщиков в неприспособленных для этого местах. Действительно, нет сомнения в том, что есть женщины, которые будут избавляться от плода любой ценой, лишь бы освободиться от нежелательной беременности, рискуя даже собственной жизнью. Мы, противники аборта, тоже относимся серьезно к "женщинам, которые истекают кровью". Мы не принимаем во внимание только гармоническую семью, у которой нет конфликтов по поводу беременности. Поэтому мы тоже хотели бы, чтобы наши противники выслушали наши аргументы, а не отвергали бы послеабортный синдром как несуществующий. В этом вопросе должны сказать своё веское слово специалисты. Готовя книгу "Я вижу своего ребёнка во сне" в печать, мне довелось иметь дело с психиатром Ганноверского университета, который хотел опровергнуть мои аргументы о ПАС, как выдумке сантиментальной писательницы. Несправедливо, чтобы женщины, страдающие ПАС, были бы в дальнейшем изолированы и чувствовали себя отделенными и виноватыми в том, что, во-первых, страдают после аборта, а во-вторых, их переживания - "единичные, нетипичные, присущие лишь чувствительным, предрасположенным к неврозам женщинам". Обязанность обеих сторон: и приверженцев, и противников абортов - предупредить женщин о ПАС. Главное - сделать это. Болтовня о "самоопределении женщин" - это насмешка и завуалирование проблемы, ибо женщинам просто не сообщают о последствиях аборта. Врача, который берётся даже за "простейшую" операцию и не предупреждает о возможном риске, привлекают к ответственности, если операция имеет негативные последствия для здоровья пациента. Хирург даже перед обычной операцией даёт письменное свидетельство о том, что он дал соответствующие разъяснения. Что касается так называемого легального аборта, риск тут чрезвычайно высок. И состоит он прежде всего в психосоматических и социальных последствиях для женщины. Они, на первый взгляд, малозаметные, но о них нельзя умалчивать. Нужно помнить также о том, что возникнут трудности страхования на случай болезни, поскольку не существует чёткого определения ПАС. Если бы такое определение было, тогда консультационные институции ответственнее относились бы к женщине, которая хочет сделать аборт, ведь неизвестно, каково будет её психическое и физиологическое состояние после аборта. Страх перед ответственностью не должен быть причиной того, чтобы общество и в дальнейшем не видело негативных последствий аборта.

Симптомы ПАС:

 

  1. шок (как после несчастного случая);
  2. расстройство сна, ужасные сновидения;
  3. болезненное присматривание к беременным женщинам и малышам или, наоборот, панический страх перед ними;
  4. желание забыть, "исправить" аборт повторной беременностью;
  5. слабая концентрация или, наоборот, гиперактивность;
  6. неадекватные эмоциональные реакции на шум пылесоса, взгляд грудного ребёнка;
  7. ослабленное эмоциональное мировосприятие ("эмоциональный робот");
  8. постоянные мысли об аборте, агрессивность по отношению к отцу ребёнка, врачу, который делал аборт, ко всём мужчинам, себе самой;
  9. попытка самооправдания (становится активным противником или, наоборот, сторонником абортов), соответственно отговаривает или советует другим сделать аборт;
  10. неоднократные аборты;
  11. сексуальное безразличие или другие сексуальные расстройства; сожительство с различными партнёрами;
  12. продолжительное ощущение потери и пустоты;
  13. депрессия;
  14. ощущение вины, нечистоты, проклятия: "Этого Бог мне никогда не простит" или: "Этого я не смогу себе простить";
  15. страх перед наказанием, постоянная боязнь за других своих детей;
  16. потеря чувства собственного достоинства, самоагрессия в различных формах;
  17. злоупотребление медикаментами, алкоголем, наркотиками;
  18. опасность самоубийства.

Вот далеко не полный список последствий аборта, собранный Мюнхенской консультационной группой на основе данных американских терапевтов (Давида Реардона, Сьюзен Стенфорд и других), а также собственного опыта многолетней консультационной практики. Не так просто упорядочить психосоматические недуги и сделать наглядными картины болезней после аборта, - как и после несчастных случаев. Например, у пострадавшего от автомобильной аварии был поврежден шейный позвонок с сопутствующим продолжительным недомоганием. Если недомогание проявилось через несколько дней или неделю после несчастного случая, то врачам, экспертам, страхователям нелегко будет определить связь между несчастным случаем и болезнью. Послеабортные синдромы ещё сложнее отследить и доказать. Пострадавшему от несчастного случая пациенту врач, эксперт, страхователь, а временами всё трое, могут сказать, что у него уже до этого была повреждена шейная часть позвоночника, - а женщине после аборта тем более: "Вы уже до аборта были неуравновешенной и нервной. Это у вас не от аборта депрессии и ужасные сны. Причина - в вас, а не в аборте". Объективно исследовать причины и последствия болезни нужно как относительно жертв несчастного случая, так и относительно женщин после аборта. Тогда, возможно, "нейтральные советчики" из консультационных служб, - отмечает французский гинеколог Филипп Мадре в своей книге "Оставить в живых", - будут отвечать за свои слова, за односторонние и неполные "советы" женщинам, которые нуждаются в помощи"! По мнению Мадре, женщине во время конфликтной беременности необходим человек, который её внимательно выслушает, проинформирует и поможет действовать свободно и независимо. Попасть под влияние во время своей беременности - это как раз "потеря внутренней свободы". И это страшно.

 

Свобода и "свобода"

 

У Филиппа Мадре совсем иное представление о свободе, не такое, как у тех, что говорят о "нейтральном совете". "Доброжелательная" нейтральность, по его мнению, не является никакой нейтральностью. Как можно считать замалчивание нейтральностью? Женщину, которая нуждается в помощи, якобы берегут от неприятных разговоров. А на самом деле - оставляют наедине с её проблемами. Перед абортом беременной говорят: "То, что в вас зреет, ещё не ребёнок, лишь зародыш". А когда чувство вины после аборта у женщины всё же появляется, то это никого из "консультантов" уже не волнует; она остаётся наедине со своей проблемой. Ей говорят, что только она имеет полное право решать: делать аборт или нет. Но утаивают, что она в панике из-за незапланированной беременности, а потому поддаётся влиянию других людей. Её убеждают в том, что она настолько "сильная" женщина, что может всё решать сама, даже относительно жизни или смерти нового человека, который созревает в её лоне. Но ей не сказали: "Ты поплатишься за это". Вот и попробуй разобраться, где заканчивается свобода женщины и начинается навязывание решений других людей. А поскольку женщина якобы всё решает сама, то и сама должна преодолевать все трудности, возникающие после аборта. Это уже только её проблемы. Консультанты здесь ни при чём. Когда во время дискуссии я спросила у бывшей консультантки: "Знаете ли вы, как чувствуют себя сегодня женщины, сделавшие в свое время по вашему совету аборт?", то встретила неожиданную атаку и отпор. Такая реакция свидетельствует о том, что все несут ответственность за принятие решения об аборте, несмотря на то, принимали они непосредственное участие в нем или нет.

 

Большой "счёт"

 

Постабортный синдром можно очень легко скрыть, ибо среди соучастников аборта есть много заинтересованных "нейтральных стратегов". Многочисленные виновники устно, письменно, замалчиванием или игнорированием этой проблемы твердят, что аборт - это решение всех проблем женщины в их трудном выборе между профессией, работой... и материнством. А большинство женщин, в сущности говоря, ищут в конфликтной беременности решение их жизненной проблемы. Какой человек не хватается в беде за соломинку? Аборт - это слабая соломинка, а кроме того, смертельная для ребёнка! Филипп Мадре приводит факт, что большинство женщин хотят знать: является ли ребёнок на ранней стадии развития уже человеком или ещё нет. В большинстве своём женщины не желают отдавать своего будущего ребёнка на усыновление (вместо аборта). А это доказательство того, что они считают своих неродившихся детей на ранней стадии беременности ещё не людьми! Им жаль отдать на усыновление уже родившегося ребёнка. А после аборта наступает "забвение". Если рассуждать поверхностно, то во время аборта нет явной разлуки с ребёнком, как во время усыновления его другими людьми. Но этот самообман длится недолго. Немало женщин после аборта ощущают некоторое облегчение. Что они будут ощущать позже - никого не интересует. Всё более либерализированные законы в различных странах будто подталкивают женщину к аборту, одобряют её решение, лишают укоров совести. Ведь то, что она решила сделать, - разрешено. Но кто возьмёт на себя ответственность за женщину, которая попробовала рекомендованные "снадобья", а после этого поняла, что они не только не разрешили её проблему, а ещё больше обострили её? Женщины, считая аборт причиной той или иной болезни, сталкиваются с удивлением и непониманием врача: "Разве аборт может повлечь это?" В медицинской литературе почти невозможно что-либо найти о серьезных послеабортных негативных последствиях. Исключением является книга французского врача-дерматолога, аналитика Ане Магир "Кожные болезни как вестники души". Госпожа Магир сообщает о 22-летней женщине с тяжелыми кожными заболеваниями и депрессиями. Эта молодая женщина умерла от болезни кожи, но, фактически, от аборта, сделанного накануне. По мнению врача, именно он дал толчок болезни. Муки совести стали причиной смертельного недуга. Для многих медиков подобные последствия абортов - сенсация.

 

Стресс стимулирует болезнь

 

Врач Магир утверждает: как нелегальный, так и легальный аборт является для женщины стрессом, стимулирующим болезнь, которая может иметь смертельный исход. Часто официальная медицина запаздывает с определением некоторых заболеваний. Алкоголизм, например, ещё несколько десятков лет тому назад не считался болезнью, пока неспециалисты из так называемых групп "самопомощи" не занялись этой проблемой всерьез. Для многих женщин само воспоминание о сделанном аборте - настоящее мучение. Поэтому так важно сказать им правду: не они одни страдают от аборта; не нужно стыдиться своих чувств и страданий. Непрофессиональное женское движение создано именно для таких женщин, которые не могут правиться со своей бедой. К нему может присоединиться каждая женщина, которую "замучили" совесть, физические или психосоматические расстройства. Женщины, которые живут с пятном Каина в душе - убийством невинного ребёнка, объединились в общественную организацию, чтобы предостеречь других от непродуманного шага. Она открыта для всех женщин, которые ищут выход из своего "безвыходного" положения - незапланированной беременности или уже переживают его последствия - моральный или физиологический кризис. В этой организации есть верующие, которые отважились на такой неосмотрительный шаг и грех перед Богом. Они капитулировали перед якобы неразрешимыми проблемами, которые приносит с собой нежелательная беременность, и перед нашёптыванием окружающих, дескать, аборт - это единственный выход из сложившейся ситуации. Есть здесь и такие, что стали верующими вследствие переживаний и страданий после аборта. Ведь очень часто не учитывается тот факт, что женщина во время искусственного прерывания беременности, неважно, из-за чего она это делает, переживает тяжёлую потерю. Если женщина забеременела, её называют "будущей матерью", а выражение "будущий ребёнок" почти не употребляют. Женщина с момента зачатия в ней новой жизни уже является матерью, а её называют всего лишь "будущей матерью", ибо ею ещё нужно стать. Насколько язык всё же утончён и последователен, если мы говорим "будущая мать", а не "будущий ребёнок", ибо ребёнок является ребёнком с самого начала.

 

Определение ПАС - достижение 1985 года

 

В Германии послеабортный синдром описала Дороте Эльбрух в своей книге "Риск прерывания беременности и травма после этого". Доступным для неспециалистов языком, реально и рассудительно, не замалчивая противоречащих мыслей, она анализирует послеабортный синдром. Дороте Эльбрух отмечает, что впервые определение ПАС разработала в 1985 г. американский психолог и семейный терапевт, д-р Анне С. Спекгард в своей диссертации. Другие исследования, которые отвергают ПАС, не могут доказательно, по её мнению, отрицать наличие этого синдрома. Нужно всегда учитывать, на чём базируются результаты исследования: на анкетах или на продолжительном психологическом анализировании, отмечает госпожа Эльбрух. В зависимости от этого выводы бывают разные. Она отмечает, что часто информацию о ПАС сознательно скрывают как вредную для женщин, которые уже сделали аборт, и для тех, которые только собираются это сделать. Аборт, заявляют его сторонники, не имеет никакого значения для женщины, проходит для неё бесследно, но на самом деле может довести психофизическое состояние женщины до сумасшествия. Она, например, начинает страдать от депрессии или приступов страха; часто возникают проблемы в отношениях с людьми и т. д. Дороте Эльбрух справедливо спрашивает: где женщина после аборта может "спрятаться" от своей скорби. Ведь заманивали её в эту ловушку многие, изображая аборт как несложную развязку, даже саркастически замечая, что это, дескать, в интересах ребёнка. Человеческий недалёкий ум, конечно, допускает иногда такие "шутки". Однако инстинкт, психика, совесть рано или поздно дадут о себе знать. Дороте Эльбрух ссылается на различных исследователей этой темы, в частности Маркуса Мерца, психоаналитика из г. Баслера. Он, как и другие, признаёт опасные последствия, которые ожидают женщин после аборта. Врач Розалия Тейлор из Лондона уверена, что эти болезни можно предотвратить беседами-советами. Дороте Эльбрух считает неоправданной такую самоуверенность, дескать, постабортный синдром можно предотвратить, проведя несколько бесед, а потом смело продолжать работу относительно либерализации абортов. Эти вопросы намного проблематичнее, чем это себе представляют некоторые заинтересованные люди, зарабатывающие немалые деньги на этом деле. Так, например, они уверяют, что если женщины после аборта страдают из-за чрезмерного чувства вины, то нужно как можно решительнее избавиться от него, одновременно порвав с религией, которая им его "навязывает". Речь идет, дескать, о "приобретенном", совсем ненужном чувстве вины. А поэтому нужно лишь избавить несчастных женщин от этого чувства, и тогда тема исчерпана. Ведь во время аборта, по их мнению, убивают не человека, а лишь его зародыш. Поэтому от чувства вины, как от привидения, необходимо как можно быстрее избавиться.

 

Взять на себя ответственность

 

Дороте Эльбрух ссылается на высказывание еврейского философа Мартина Бубера: "Настоящее чувство вины появляется тогда, когда нарушаются человеческие взаимоотношения. Если исходить из такого определения вины, то можно сказать: женщина очень хорошо понимает, что абортом она нарушила человеческие отношения, самовольно уничтожив жизнь". Это совсем не означает, что женщин, которые сделали аборт, нужно ставить к позорному столбу, бросать в них первый камень, но, по мнению Дороте Эльбрух, они должны осознать свою ответственность за содеянное. Лишь таким образом, разобравшись, что такое аборт, и постановив больше никогда его не повторять, женщина сможет частично избавиться от сильного чувства вины. Дискуссии о ПАС терапевты называют "конфронтацией". По их мнению, женщинам, которые страдают ПАС, не нужна ни терапевтическая, ни церковная помощь. Однако опыт показывает противоположное. С совестью нельзя экспериментировать. Она ни феминистическая, ни антифеминистическая, её нельзя заставить замолчать, она - неподкупна. Ни одна тема, касающаяся абортов, не является таким сильным табу, как та, что неродившийся ребёнок, на какой бы стадии развития он ни находился, является "от начала человеком", а также та, что после аборта наступает расплата для "матери" - угрызения совести и безграничное чувство вины. Сторонники аборта считают, что женщине просто навязывают чувство вины:
1) определяя ПАС как реальность;
2) развивая тему чувства вины после аборта. Называть обе реальности, по их мнению, означает клеймить женщин. В большинстве своём сторонники абортов агрессивно заявляют, что женщины, которые сделали аборт, шли на это сознательно, с полной ответственностью, имея на то свои причины, например: не могли бы прокормить следующего ребёнка, мать ещё не готова воспитывать младенца, партнёр бросил женщину и т. д., да и вообще для ребёнка "лучше" не родиться (в ужасном мире, которому угрожает атомная война; в нищете или неполной семье).

 

"Призыв трансценденции"

 

У каждой женщины есть совесть. И если она от отчаяния сделала аборт в якобы безвыходной или действительно безвыходной ситуации, то её совесть тогда была усыплена, ослаблена. То есть в момент принятия решения об аборте она была омрачена, приглушен был "призыв трансценденции". Поэтому можно было не слышать его. Но в этом - не вся правда. Если признать ослабление совести, то это уже первый шаг женщины к "конфронтации". Тогда соответствующие организации могли бы очень легко воспрепятствовать этому или использовать это в своих интересах. Возникает вопрос, можно ли манипулировать людьми, тем более охваченными страхом? Часто можно услышать, что женщин убедили в существовании ПАС. Пусть те, что так считают, дадут женщинам свободу самим решать: существует ПАС на самом деле или нет. Когда мне, молодой 28-летней беременной женщине, находящейся в очень затруднительной ситуации, самоуверенно и бескомпромиссно предложили аборт как единственное решение проблем, даже посоветовали сделать его как можно быстрее (как-бы для добра ребёнка - какой парадокс!), не сказали лишь одного: что зародыш - это живое существо. Ведь взрослые люди, якобы должны сами об этом знать. Так вот, так называемый материнский инстинкт есть у женщин. Но мы знаем также о том, что некоторые матери не беспокоятся о своих (уже родившихся) детях или делают это от страха перед социальными санкциями. Нам, женщинам, нужно иногда защищать детей даже от их собственных отцов. Но то, что мы часто должны защищать их от нас самих, - тяжело понять. В сказках эта тема-табу представлена так: если кто-то обижает детей, то это обязательно должна быть мачеха, то есть неродная мать. Детская, даже взрослая фантазия не хочет и не может воспринять то, что родные матери - слабые или злые. В дискуссиях о ПАС происходит что-то подобное: если мать сделала аборт, то в этом нет ничего "плохого" (так как это не был ещё "ребёнок"), а кроме того, мать вообще просто неспособна сделать что-то плохое собственному ребёнку, ибо она уже по своей природе добрая. Тогда, конечно, сам вопрос вины женщины после аборта отпадает. Некоторые группировки приверженцев аборта используют это. Они льстят женщинам, уверяя, что "им это было нелегко" - решиться на аборт, но они, дескать, сами знают, что для них хорошо, а что плохо... Нужно ободрить женщин, которые страдают ПАС, подготовить их к самоконфронтации. Никакие приукрашивания мотивов не смогут помочь. Общение в группах самопомощи или разговор с другими женщинами, которые переживают ту же проблему, не избавит от одиночества. Филипп Мадре создал во Франции "приёмную семьи", которая является не только местом защиты перед угрозой аборта, но также и после него. Это подошло бы и для других стран.

 Страх

 Чтобы представить наглядно ПАС, рассмотрим, например, два постабортных симптома. У женщины, которая сделала аборт, бывает подсознательный страх, что с её родившимися детьми тоже может что-то случиться. Конечно, каждая мать волнуется, переживает за своих детей, в особенности когда их нет рядом. Но этот страх проходит, женщина забывает о нём, как только убедится, что с её ребёнком всё обстоит благополучно. Психика не даёт себя обмануть. У женщины после аборта страх за уже родившихся собственных детей может перерасти в настоящую одержимость и манию, так как именно в нём отображена печаль по утраченному ребёнку. Некоторые женщины после аборта не могут смотреть долгие годы на маленьких детей и младенцев; другие неадекватно воспринимают шум пылесоса, так как он подсознательно напоминает им вакуум. В данном случае поможет только терапия, которая собрала основные сведения и опыт о ПАС. И только тогда, когда диагноз поставлен правильно, женщине можно помочь.

 "Эмоциональный робот"

 Другой возможный послеабортный симптом называется "эмоциональный робот" (Roboter Feeling). В своей книге Сьюзен Стенфорд выразила мнение огромного количества женщин, которые до сих пор не говорили о своих проблемах после искусственного прерывания беременности. Она описывает свой аборт: "Врач приветствовал меня как хорошую знакомую. "Сначала я вам объясню, из чего состоит хирургическое вмешательство, - сказал он. - Всё это будет длиться примерно 20 минут". Я кивнула головой. Не могла от страха говорить, даже заплакать, как четверть часа до того. Он объяснил мне, что введет тонкий шланг во влагалище и через шейку матки в матку. Шланг соединён с машиной, при помощи которой скопление клеток будет полностью высосано из матки. "Вы будете при этом ощущать боли, - добавил он, - скажете мне, когда они будут нестерпимые". После аборта врач сказал: "Уже всё позади". Но для меня это было не так. Сразу после операции я почувствовала, что произошло что-то непоправимо-ужасное. В моём присутствии медсестра спросила врача о продолжительности моей беременности. Врач ответил: "Около 6 - 7 недель". Эти слова привели меня в чувство окончательно. Я в конце концов осознала, что из меня убрали не скопление клеток, не сгусток крови, а ребёнка. Моего ребёнка. Я спохватилась. "6 - 7 недель?!.. Почему я так долго думала о своём ребёнке как о скоплении клеток? А теперь, после этого краткого разговора, я моментально прозрела? Зачем я услышала этот разговор? Почему я так поздно услышала его?" Моя консультантка предупреждала меня, что после аборта я почувствую потерю, но это было что-то большее. Я почувствовала пустоту, безнадёжность. И ещё что-то худшее, чему вообще нет названия. "Я была прежде индивидуальностью, у меня была жизнь, была душа. А теперь я только тело, и вдобавок раненое. Это было ощущение расстройства, от которого я не могла избавиться". Сьюзен Стенфорд, которая со временем поменяла свою академическую карьеру на терапевтическую деятельность для женщин после аборта, неимоверно точно описывает то, что называют "эмоциональным роботом" (один из симптомов ПАС). "Многие женщины после аборта переживают • подобные ощущения, но не говорят об этом никому, так как всё равно не смогут получить терапевтическую помощь или хотя бы понимание. После аборта (этот ребёнок был бы у меня третьим) я инстинктивно пошла с отцом ребёнка на детскую площадку, хорошо знакомую моим детям. Сегодня я бы сказала, что во мне тогда снова проснулась моя совесть, к тому времени усыплённая, и что этот наш приход на площадку был всего лишь беспомощным жестом. А на самом деле это был внутренний голос, который снова пробился после аборта наружу: "Я не хотела этого. Что вы сделали со мной?" Компетентная относительно ПАС терапевт могла бы ещё точнее объяснить это моё состояние. "Эмоциональный робот", который долгими годами или постоянно мучает многих женщин после аборта, не всегда проявляется внешне. Женщины в большинстве своём одевают маску, под которой прячут свои душевные страдания". Сьюзен Стенфорд убедилась на практике, что её пациентки часто лишь демонстрируют покой, отсутствие проблем и лишь спустя некоторое время могут признаться: "От этого аборта я внутренне погибла!" Я проанализировала эти два симптома ПАС, чтобы напомнить этому жестокому миру: не только смертельные случаи нелегальных абортов доказывают, что искусственное прерывание беременности - это всегда трагедия.

 Не всё это только "психическое"

 Общественность и врачи должны серьезно воспринимать страдания женщин после аборта, а не отгораживаться от них заявлением, что это, дескать, "только психическое". Дороте Эльбрух по этому поводу замечает: древнееврейское библейское выражение "нефеш" означает не только "душа", а неразрывное единство души и тела. У человека нет "нефеш", он есть "нефеш". Женщины, которые сделали аборт, нарушили это единство души и тела. Трагедия состоит ещё и в том, что от них ытаются укрыть то, что произошло с ними и их ребёнком после аборта, говоря, что "ничего страшного" не случилось и всё дело лишь в их слабой нервной системе. Ниоба из греческой мифологии превратилась в камень после того, как были убиты её дети. Она не могла даже заплакать. Так бывает со многими женщинами после аборта: они не могут плакать, в них "что-то" замерло. Они черствеют. И лишь агрессия, с которой начался аборт, убийство неродившегося ребёнка, продолжает жить в них самих. Слова Матери Терезы о том, что аборт разрушает мир и является в определённой мере войной, стали пророческими. Необходима борьба за жизнь детей и до, и после рождения. Терапевты, занимающиеся ПАС, считают: когда женщина после аборта находится на первой стадии "забвения", она настойчиво воспринимает разговоры о ПАС как выпад против неё. Она замыкается в себе или переходит в наступление и обвиняет собеседника в том, что он "пробуждает" в ней "чувство вины". Итак, не признавая или игнорируя ПАС, с либерализацией законов относительно абортов особых трудностей не возникнет, и это якобы даст возможность: 1) уменьшить количество абортов; 2) избавить женщин после искусственного прерывания беременности от угрызений совести. Обе эти перспективы очень сомнительны и недоказуемы. Необходимо проводить профилактическую работу против аборта, а не приветствовать его как "решение всех проблем" (Филипп Мадре).

 

Индивидуальность ребёнка до его рождения

 Предотвратить аборты, как считают Сьюзен Стенфорд и прочие исследователи этой темы, можно только тогда, когда будет точно определена сущность ребёнка до его рождения. Но как раз этого не торопятся делать, скептически заявляя, что ранняя стадия развития зародыша - ещё не ребёнок. Эту неправду распространяют средства массовой информации, а врачи, специализирующиеся на абортах, показывают по телевидению ребёнка после аборта как "кровавый суп", будто бы можно считать кровавые остатки удаленного маленького существа доказательством его несуществования. Это меня всегда удивляло: как можно эту кроху не видеть! На самом деле всё должно быть наоборот: наименьшее человеческое существо должно вызывать наивысшие чувства и требовать наибольшей защиты. Признание послеабортной травмы женщины - это шанс для всего общества снова различать белое и чёрное, добро и зло, воспринимать человеческую жизнь с благодарностью и радостью. Кто не видит в неродившемся ребёнке человека в наиболее ранней стадии развития, тот ослабляет также собственную способность уделять внимание родившемуся ребёнку и опекать его на протяжении всей последующей жизни. Проведение абсолютно произвольной границы между несуществованием и существованием ребёнка (где-то в конце третьего месяца) влияет катастрофически на то, что мы называем этикой. Такая заниженная значимость человеческой жизни имеет разрушающий характер.

 Никто не скроется от правды

 Истину нельзя обойти или затаить; без неё мир предстаёт, как в кривых зеркалах. Правда о жизни неродившегося ребёнка, правда после того, как его "вырвали" из лона матери, и правда о последствиях аборта для женщины и всего общества, как бы мы ни отмахивались от неё, должна быть объявлена во всеуслышание. Иначе мы превратимся в безнадёжно больное общество лживых людей, которые сами себя загнали в тупик. Нам, женщинам, сделавшим аборт, к сожалению, известно, что такое убийство. Но мы знаем также, что не являемся преступниками, даже если мы не воспрепятствовали этому преступлению или даже не хотели этого делать в нашей беде или ослеплении. Никто не имеет права нас осуждать, - ибо с нами, как до аборта, так и после него, вели себя нечестно. Когда мы упоминаем об ответственности других, то не отказываемся от своей. Мы заявляем: аборт подобен самоубийству. Нас было двое, мать и ребёнок, и мы были в беде, но мы не получили никакой помощи или не способны были принять её. Но мы не хотели тогда, да и не хотим сейчас, чтобы нам льстили, тем более - обманывали. Мы действительно в нашем отчаянии нуждались в поддержке, чтобы кто-нибудь боролся за нас, за нашу свободу (настоящую свободу, которую нельзя отделить от ответственности). Мы согласились бы с тем, что "обстоятельства не так уж и плохи". И с радостью привели бы ребёнка на свет. Ведь аборт - это всегда капитуляция, как бы мы его ни приукрашивали. Нам это известно по собственному опыту. Самое тяжёлое - это то, что мы не можем сами себя простить. Даже тогда, когда нашли дорогу к Богу. Нам не нужны поучения теперь, когда уже поздно. Мы можем только спросить: "Где вы были тогда? И где вы теперь, когда мы со всеми нашими мучениями после аборта (так называемым ПАС): физическими, психическими, душевными или со всеми вместе, снова столкнулись с вашим равнодушием?"

 

Ответственный за 75 000 абортов

Отрывок из лекции, прочитанной по случаю изменения Ирландской Конституции (Дублин, Ирландия) д-ром медицины Бернардом Натансоном, США

 

Многие из вас уже слышали обо мне как о директоре самой большой в мире клиники абортов, известной под "красивым" названием "Центр репродуцирования и сексуального здоровья". Находилась она в Нью-Йорке. За два года, когда я руководил клиникой, мы произвели в ней 60 000 абортов. В клинике под моим руководством работало 35 врачей с восьми часов утра до полуночи. Каждый день (даже в воскресенья) мы делали по 120 абортов. Работали без выходных, кроме одного дня в году - на Рождество. Лично я в частной клинике сделал дополнительно ещё около 15 000 абортов. Таким образом я лично отвечаю за 75 000 абортов. Гордости у меня от этой статистики, конечно, не прибавляется, но думаю, что лекция на эту тему из моих уст будет авторитетной и достоверной. Я был основателем национальной ассоциации по отмене закона об абортах "NARAL" (National Association for Repeal of Abortion Laws), которая позднее была переименована в Лигу акции за право на аборты (National Abortion Rights Action League). Организовали её в 1968 году Лаврентий Ладер, я, феминистка Бетти Фредан и Каролина Бригцер, известный тогда политик в Нью-Йорк Сити. К тому времени это было чрезвычайно смело - основать подобное движение. Небольшая группа с капиталом в 7500 долларов начала свою деятельность. Как я уже сказал, надеяться на реформирование законов об абортах без определённой наглости не могло быть и речи. Если бы тогда было объективно изучено общественное мнение, то 99,5% американцев высказались бы против легализации абортов. Но маленькая группа в составе четырёх членов с незначительным капиталом сумела за короткое время добиться упразднения закона об абортах, который действовал в штате Нью-Йорк 140 лет. рез три года после этого Наивысшая судебная палата США опубликовала решение о легализации абортов во всех 50 штатах США. Как мы добились этого? Тактику, которую мы избрали, используют с большими или меньшими отличиями во всем западном мире. Наша группа "NARAL" знала: если будет проведено честное изучение общественного мнения относительно абортов среди американцев, то мы потерпим сокрушительное поражение. И тогда мы вот как поступили: разослали в средства массовой информации данные фиктивного опрашивания, в результате которого будто бы 50-60% американцев высказались в пользу проведения абортов. Эта тактика была очень успешной, она оправдала ожидания. Когда общественности достаточно долго толковать о том, что большинство выступает за легализацию абортов, то с течением времени почти каждый выскажется в пользу этого. Очень мало найдется людей, которые захотят оказаться в меньшинстве. Это был один из наших хорошо продуманных методов. Мы использовали надуманные, нечестные, двузначные числа. Мне бы хотелось посоветовать своим слушателям быть очень осторожными и критически относиться ко всем изучениям общественного мнения в средствах массовой информации. Знали мы и то, что путём драматизирования ситуации быстрее привлечем к себе внимание, а вместе с тем легко осуществим свою программу легализации абортов. Поэтому сделали вот что: предоставили фальшивые данные о ежегодном количестве проведения абортов в США. Цифра, которую мы подали общественности через средства массовой информации, достигала одного миллиона, хотя в действительности их количество составляло приблизительно 100 000. Если кто-нибудь очень часто повторяет большое вранье, оно начинает убеждать общественность. Нам была известна статистика о количестве женщин, умерших в США в течение года во время проведения нелегальных абортов. Цифра колебалась между 200 и 250 чел. Цифра, которую мы постоянно предъявляли средствам массовой информации, достигала 10 000. Те надуманные числа "сыграли" свою роль. Общественность Америки была уверена: законы о запрете абортов необходимо отменить. Если бы люди знали о фальшивых данных, которые касаются количества нелегальных абортов в США в течение года, то были бы сделаны соответствующие выводы. Если сопоставить реальные 100 000 абортов с подделанным количеством - 1,55 миллиона (15-кратное увеличение), то вы можете себе представить, какие мифы, выдумки и враньё распространяют среди американской общественности. Следующее наше утверждение было таково: если аборты и впредь будут запрещены, то нелегально их будет проводиться ещё больше. Конечно, это было не так! Если бы мы сегодня запретили аборты, то нелегально их не проводилось бы больше того количества, которое проводилось до этого. Мы также утверждали, что с научной точки зрения невозможно доказать начало жизни с момента зачатия. Вопрос о том, когда начинается человеческая жизнь, - это вопрос теологический, юридический или философский, считали мы, только не научно-биологический. Это также излюбленная тактика групп, выступающих за проведение абортов. Они постоянно утверждают, что невозможно узнать, когда начинается жизнь, и что об этом мы вообще никогда не узнаем. Однако определить начало жизни мы в конце концов смогли. Оно начинается во время зачатия, и с этих пор плод является человеческим существом. Не существует ни одного такого прыжка, превращения из ничего во что-то, из несущества в существо. Жизнь является плавным спектром от своего начала до самого конца. А разрешение на аборты означает не что иное, как плановое, незапрещённое уничтожение человеческой жизни. Смертельное насилие - аборт - это непростительное зло. Я согласен, что нежелательная беременность - это очень сложная дилемма. Однако искать решение её в уничтожении жизни означает позорное одобрение насилия. Как учёный я знаю - не то, что верю, - я знаю: человеческая жизнь начинается с зачатия. Хотя я формально нерелигиозный человек, в глубине сердца верю в существование Бога, который призывает нас сказать этому прискорбному и невыразимо ужасному преступлению против человечества решительное и неоспоримое "Нет"!

 

В начало


 За сохранение неродившегося ребёнка

 Воспоминания о пережитом и стихи женщин после аборта

Статьи из брошюр "Господи, что делать?", "Молодые христиане за сохранение неродившейся жизни", Аугсбург, 1991

К неродившемуся ребёнку

 Ты уничтожишь моё будущее, все мои мечты - всё! Ты без спроса ворвался в мою жизнь. Уже никогда я не смогу больше жить так беззаботно, как прежде. Я хочу, чтобы ты исчез. Ты не имеешь права на существование. День пребывания в клинике - и тебя нет. Это почти ненависть, - то, что я испытываю к тебе. Я тебя никогда не увижу!.. Но любопытно, как ты выглядишь? Ощущаешь ли ты уже что-нибудь? Как ни странно, иногда я ощущаю свою связь с тобой. Ты живёшь во мне, со мной. Возникает удивительное чувство, когда я глажу рукой свой живот, - тогда я будто бы ласкаю тебя. Ты для меня самый близкий из всех людей. Между нами - невидимые узы. Я не позволю, чтобы тебя у меня забрали. Мне кажется, что наши ладони соприкасаются. Какое чудесное тепло разливается в моём теле. Две жизни в одной. Когда умрёт одна, тогда замрёт другая - навсегда. Никто тебя не заберёт у меня, никто тебя не убьёт. Однажды мы увидимся...

Изабелла, 18 лет

 

Разговор с неродившимся

 

Сначала я относилась к тебе с презрением, ибо ощущала себя ещё слишком молодой, и все пристально смотрели на меня. От отчаяния я возвратилась к тебе. Когда нашла в тебе хорошего слушателя, - возросла моя симпатия к тебе. Ты подавал мне сигналы, которые заинтересовали меня. Когда ты говорил со мной этими сигналами, я стала тебя любить. Поэтому я позабочусь о том, чтобы никто не мог тебя у меня забрать. Ах, что я говорю! Я люблю тебя!

Симоне, 16 лет

 

Мой младенец

 

Сегодня я была у своего врача. Сидела со страхом в приёмной, надеясь, что я не беременна, иначе что мне делать с ребёнком? Мне всего 19 лет. Отдать свою свободу какому-то маленькому шалуну? Но все мои надежды были напрасны - врач поздравил меня с беременностью. Всё поплыло у меня перед глазами. Как сказать об этом Михелю, моему другу, а... родителям? Моей первой мыслью было: аборт! Иного выхода я не видела. С апатией возвратилась в приёмную, чтобы взять свою куртку. Несколько женщин разговаривали об аборте. Рассуждения их были холодными и циничными. Много вопросов пронеслось у меня в голове. Разве ребёнок - это не живое существо, которое всё ощущает, как и мы? Понимает, что его не любят, а иногда даже ненавидят. Есть ли у него право на жизнь? Так я засомневалась. Задумавшись, сошла вниз. Споткнувшись, упала на перила. К моему удивлению, я панически испугалась за своего ребёнка. Дрожа, прислонилась к стене. Поняла, что я что-то чувствую к своему малютке. Я его любила. Облегчённо вздохнув, твёрдо решила: "Я сохраню своего ребёнка".

Мартина

 

Мысли молодой матери

 

Год назад я узнала от своего врача, что у меня будет ребёнок. Я очень растерялась, не знала, что мне делать. Боялась рассказать своему другу о беременности, сомневаясь, признает ли он ребёнка. Стала рассуждать: что лучше - оставить ребёнка или сделать аборт? Если сделаю аборт, то не стану ли я убийцей? А если доношу ребёнка, в какой ситуации я окажусь? От родителей я не могу ожидать помощи, а когда после родов вернусь на работу, то кому смогу доверить ребёнка? Вскоре прочла в журнале рассказ женщины, которая после аборта очень страдала. Чтобы преодолеть депрессию, она принимала лекарства и приобрела зависимость от них... Голова у меня пошла кругом. А если со мной такое случится? Я не хотела этого. Когда рассказала своей сестре о беременности, она убедила меня в том, что надо доносить ребёнка, несмотря на обстоятельства. Предложила даже свою помощь и обещала, что займётся ребёнком, когда я выйду на работу. Также посоветовала мне сходить на консультацию. Так я и поступила. Там меня полностью убедили сохранить ребёнка. Только тогда я отважилась поговорить с родителями. Неожиданно для меня они очень обрадовались, что станут дедушкой и бабушкой. Мой друг тоже радостно воспринял то, что он через несколько месяцев станет отцом. А сегодня? Я счастливая замужняя женщина и мать здорового мальчика.

Сильвия

 

Ребёнок с отклонениями

 

После обследования было установлено, что ты будешь ребёнком с физическими отклонениями, но мы решили принять тебя, каким бы ты ни был. Сейчас тебе уже полгода. Твой отец и я очень счастливы тобой. Господи, спасибо, что Ты дал нам мужество принять нашего ребёнка таким, каким он есть. Мы просим Тебя просветить сердца всех, кто стоит перед принятием решения, лишь бы они сделали правильный выбор согласно Твоей воле.

Сусанна

 

Счастливая мать

 

Родился мой ребёнок - новый человек: волосы, глаза, уши, пальцы - всё у него есть. Новый человек. Сначала это была только клетка, одна-единственная. А теперь - это ребёнок, человек, родившийся на свет. Этот ребёнок видит свою мать, небо, солнце и цветы. Он слышит звуки и гудение пчёл. Он всё ощущает, подаёт уже звуки, плачет и смеётся ребёночек мой.

 

Мать Тереза: "РЕБЁНОК - НАСТОЯЩИЙ ПОДАРОК ОТ БОГА ДЛЯ СЕМЬИ, НАРОДА И МИРА".

 

Наибольший разрушитель мира сегодня - это крик невинного неродившегося ребёнка. Нет худшего преступления, чем то, когда мать убивает собственного ребёнка в своём лоне. Мы сами себя взаимно уничтожаем. В Святом Письме сказано: "Даже если бы мать забыла своего ребёнка, я вас не забуду". Поэтому если мать забыла, мы не должны молчать, ведь сегодня массово убивают неродившихся детей. Из газет узнаём о разнообразных преступлениях, но никто не говорит о миллионах младенцев, которые были зачаты в любви, как вы и я, из жизни Бога, но они безжалостно убиты. А мы бездействуем. Мы молчим. Нации, которые легализировали аборты, - это беднейшие нации. И они это скоро почувствуют. Они боятся малышей. И ребёнок должен умирать, ибо взрослые решили: "Больше ни одного ребёнка". Я прошу вас от имени младенцев: "СПАСАЙТЕ НЕРОДИВШЕГОСЯ РЕБЁНКА, УЗНАЙТЕ В НЁМ ПРИСУТСТВИЕ ИИСУСА!"

Отрывок из выступления Матери Терезы по случаю вручения ей Нобелевской премии в Осло 11 декабря 1979 г.

 

В начало


 

Причины и последствия послеабортной травмы


Разъяснение основных, проблем, обусловленных абортами, для людей, которые считают свою жизнь утраченной, но хотели бы снова найти себя.

 

Авторы:

Профессор д-р Филипп Ней, детский психиатр из Виктории (Канада). Одним из первых описал психические последствия аборта у женщин (постабортный синдром - ПАС). Получил образование в Мек Джильском, Лондонском и Ил-линойском университетах. Научный работник и врач-практик на протяжении тридцати лет. Руководитель медицинского отдела и основатель трёх психиатрических детских отделений. В течение пятнадцати лет изучает проблему злоупотребления детьми, опубликовал свыше двадцати статей на эту тему. Д-р Филипп Ней в своих исследованиях обратил внимание на связь между злоупотреблением детьми и абортами. Он руководил терапевтическими группами женщин и мужчин, которыми злоупотребляли в детстве. На основании этого опыта написал книгу "Я не позволю больше никогда собой злоупотреблять". Она в ближайшем времени выйдет из печати.
Д-р Мария Петере, американка, педиатр из Парижа. Работала исследователем у знаменитого, сегодня, к сожалению, уже покойного, профессора д-ра Жерома Лежена, генетика в институте де ля Проженез. Получила медицинское образование в Бельгии, а педиатрическую специальность - в Канаде. Недавно получила знаменитую награду Медицинской академии (Париж) за свою исследовательскую работу о биохимических причинах душевного недоразвития. Много лет работала в Ла Архе (L'Arche) с детьми, имеющими различные дефекты. Д-р Мария Петерс акцентирует на том, что просто необходимо лечить послеабортные душевные травмы. Если не принимать их во внимание, результатом этого будет полный общественный хаос в Европе. Оба автора многое делают для защиты детей, а также выступают с докладами в разных странах мира и руководят семинарами, посвящёнными лечению ПАС.

 

 

Новый путь к пониманию послеабортного синдрома (ПАС)

Почему ПАС - это реальность?

 

Многие врачи и консультанты не признают ПАС, ибо не понимают того, что аборт может иметь для женщины негативные последствия. Они смогут это осознать, если признают зародыш человеческим существом. Тогда утрату неродившегося ребёнка можно и нужно считать трагедией. А любая трагедия легко не забывается. Для многих ребёнок в лоне матери - это лишь эмбрион, зародыш, ещё далеко не настоящий человек. Поэтому прерывание беременности уже мало кого удивляет. Но врачам известны необратимые последствия аборта для женщин. Часто он имеет отрицательное влияние на родителей "матери", её партнёра, а также на других детей в семье. Могут ощущать неудовлетворение от своего труда врачи, которые делали аборт, консультанты, которые убеждали женщину решиться на аборт. Причины ПАС:

  1. Потеря родного существа, которое продолжает жить в сознании родителей и членов семьи.
  2. У женщины с началом беременности происходят гормональные изменения, которые физиологически готовят её к материнству. Страх, связанный с беременностью, агрессия, которая приводит к уничтожению своего же ребёнка, невыразимая боль как следствие потери - всё это вызывает тяжелые, глубокопсихологические конфликты, которые трудно разрешить.
  3. Принимая во внимание потерю, родители должны пережить скорбь, вызванную абортом. Если этого не будет, то у них постепенно могут развиться такие симптомы, которые повлекут ещё большие проблемы. Подавление боли не является эффективным.
  4. Нерешённые конфликты перерастают в большие трудности. Усвоенные защитные механизмы провалятся, как только произойдёт следующий конфликт. Всё будет зависеть от количества предыдущих потерь, личной эгоцентричности родителей, их решительного отказа от разговоров с теми, кто хочет обсудить этот вопрос.
  5. Как подавленная боль всегда вызывает страх и гнев, так и депрессия, обусловленная тревогой, обычно имеет место в ПАС. Симптомы болезни зависят от причин, которые привели к аборту, продолжительности беременности, чуткости родителей.

     

Развитие конфликтов, причиной которых является аборт

 В конфликтах до, во время и после аборта можно лучше всего разобраться, учитывая причины, которые приводят к беременности и её прекращению. У каждого человека, мужчины или женщины, доминируют на определенном этапе различные чувства: надежда, отчаяние, любовь, цинизм, благодарность, горечь и т. д. С такими смешанными чувствами они встречают и зачатие нового человека. Некоторые сознательно желают, чтобы их жизнь продолжалась дальше в их детях и внуках. Взаимная симпатия переходит в наивысшее блаженство - любовь и непреодолимое желание близости. Беременность может быть также результатом сексуального инстинкта, возбуждения или насилия. Иногда ребёнка хочет лишь один партнёр, который пытается улучшить отношения и т. п. Но как только зародыш начинает свой круговорот, происходят странные изменения в отношении и поведении обоих партнёров. Поскольку у матери появляется зависимость от ребёнка, она сама становится требовательной и нуждается в помощи; её поведение вызывает соответствующие изменения и в сознании её партнёра. Он должен теперь обеспечивать свою семью всем необходимым.

 Инстинкты и чувства

 Хотя характер и большинство чувств у нас уже сформированы, внешнее давление и некоторые незнакомые ощущения, связанные с беременностью, очень смешаны. Они непостоянны до бесконечности. Каждая беременность - большой вопросительный знак для обоих партнёров. Что они изберут: мёртвый зародыш или прекрасного ребёнка? Это зависит от многих факторов: возраста, опыта, общественного положения, морального кодекса, характера, этических принципов и т. д.

 Кризис

Беременность может вызывать у родителей положительные или негативные эмоции. Они, возможно, будут негативными при таких факторах:

  • недооценка своих родительских способностей: "Ты сам ещё ребёнок" или "Ты не станешь хорошей матерью (хорошим отцом) с твоим характером";
  • недооценка детей, их ценности: "Разве мы сможем прокормить ещё один рот?" или "Мир и так уже переполнен людьми";
  • наличие личных нерешённых проблем или плоды неправильного воспитания: "Моя мать не любила меня никогда, как же я смогу любить своего младенца?" или "У нас и так напряжённые отношения. А ребёнок лишь ухудшит их";
  • эмоциональный дефицит: "Я не могу кормить младенца и присматривать за ним. Мне самой нужна помощь" или "Если я буду кормить ребёнка, будет ли он настолько благодарным, чтобы я чувствовала себбя по крайней мере менее одинокой и покинутой? Если он с удовольствием будет смеяться, будет ли в душе хорошо и мне
  • угроза потерять любовь партнёра: "Избавься от беременности. А то ты меня никогда не увидишь";
  • общественная жизневраждебная позиция: "Женщина имеет право выбирать. Твой живот принадлежит лишь тебе. Не позволяй мужу себя использовать. То, что в тебе, - ещё не ребёнок, а лишь скопление клеток";
  • преимущество материального над духовным: "Мне нужно обязательно отремонтировать дом, купить новую автомашину. После этого я подумаю о ребёнке";
  • эгоизм: "Сперва я должна позаботиться о своей карьере, работе. Ребёнок нарушит все мои планы";
  • духовная незрелость: "Я сама не знаю, кто я, чего хочу, зачем мне ещё ребёнок!";
  • узаконивание искусственного прерывания беременности: "Я думаю, аборт - это не преступление. Ведь закон не запрещает его".

 Конфликт

 После этой информации вы должны принять решение. Вам необходима консультация, лучше всего человека, которого вы хорошо знаете и которому доверяете. Ведь стало общепринятым, что аборт - это дело легальное и безопасное, поэтому ваши друзья, советчики и общество могут быть на его стороне. Человек, который мыслит позитивно и защищает жизнь, сумеет уговорить вас родить ребёнка, показать вам опасности, связанные с абортом, и реально помочь вам.

 

Решение

 

Решение об аборте сопровождается жестокой решительностью, не допускающей альтернативы. Когда принято решение, молодая пара уже не хочет менять его, ведь это означало бы пройти заново мучительный процесс "за" или "против" ребёнка.

 Выполнение решения

 Как только решение принято, "женщина" как можно скорее хочет избавиться от плода. В клинике она ощущает лишь равнодушие, возможно, грусть: "Теперь всё происходит без моего контроля. Хотя мне этого, возможно, и не хотелось, но я ничего не могу изменить. Кроме того, эти люди знают, что делают"

 Пассивность

 Ошеломлённые и пассивные партнёры приходят в клинику абортов. Эта пассивность подобна пассивности во время сексуального акта и является частично её откликом. В зависимости от того, отдаются ли они с ненавистью в сердце и переживают это как что-то отвратительное, они становятся ещё более обозлёнными. А если воспринимают это как наказание, то боль усиливается, и они чувствуют себя оскорблёнными.

 Шок

 Чтобы сделать аборт, нужно прежде всего подавить свои чувства и естественные инстинкты. Потом ребёнка, которого хотят уничтожить, необходимо лишить человеческого подобия. И в конце концов, начинается поиск "весомого" оправдания своего поступка, что обязательно расходится с моралью, заложенной в нас. При этом сознательно не слышишь внутренний голос. Хотя совесть сильнее нас, поэтому возвращает женщин после аборта к действительности. Во время аборта очень хочется отказаться от него, но уже поздно. Возникает вопрос: "Что я делаю?"

 Внутреннее оцепенение

 После аборта женщина ощущает, что она побеждена (подобно, как на войне, где убили кого-то, но тяжело осознать, что это произошло). Конечно, никто не хочет оставаться с агрессивными чувствами, отчаянием и страхом, которые следуют за поступком, но ничего не может поделать с собой. Как мужчины, так и женщины хотели бы с кем-то поговорить на эту тему, но они знают, что если сделают это, их снова охватит страшное чувство вины.

 Болезненная реконструкция

 После "паралича ощущений" причастные к аборту (мать, отец, дедушка, домашний врач, советчик) пытаются всяческими способами возвратиться к жизни. В это время возражения, рационализм, подавление чувств становятся их основной защитой. Они полностью отдаются общественной деятельности, работе и т. п.

 Провал защитной системы

 Но все старания окажутся напрасными, если:

  • кто-то проводит много времени в одиночестве;
  • любое воспоминание на интуитивном уровне разжигает воспоминание об аборте и сожаление о нём;
  • в спокойной беседе с другом или членами семьи вы вдруг полностью осознаёте весь ужас вашего поступка;
  • вы увидите младенца такого же возраста, каким мог бы быть и ваш малыш;
  • вы снова забеременеете.

 Клинические симптомы

 Если защитная система терпит крах, женщины становятся меланхоличными, печальными и страдают от бессонницы. Ужасные сны, отсутствие аппетита или, наоборот, повышенный аппетит, нарушение биологического ритма, беспричинный плач, резкие изменения настроения, приступы неистовства - всё это характерно для женщин после аборта. Часто у них начинаются психосоматические расстройства одновременно с мигренью, болями в нижней части живота, поносом и т. д. Могут быть также психические нарушения, которые проявляются в отмежевании от людей, чрезмерном употреблении лекарств и алкоголя. Одни женщины становятся недоверчивыми, другие - параноиками вплоть до психоза.

 Лечение и устранение проблемы

 Необходимо осознать своё состояние, начать лечение и заново строить жизнь после потери своего ребёнка. В большинстве своём женщины стараются сами справиться со своими проблемами, без профессиональной помощи, но это им редко удаётся: они становятся злыми и агрессивными, стараются заглушить мысли про аборт чрезмерным трудом или развлечениями. Но воспоминания часто вспыхивают, вызывая боль, грусть и гнев.

 Реконструкция

 Невозможно избавиться от депрессии, не придав жизни новое направление. Необходимо попросить прошения у младенца, мужа, родителей, Бога. Не нужно снова и снова воспроизводить в памяти те мотивы, которые привели к убийству ребёнка, только решить для себя не повторять в дальнейшем того, что произошло. А самое важное - избавиться от основы конфликта, что состоит в негативной трактовке детей, научиться думать и вести себя по-новому.

 Симптомы постабортного синдрома (ПАС)

Эти симптомы проявляются в различных физических и психических расстройствах, наблюдающихся на протяжении длительного времени.

 

  1. Скорбь и боль

    Потерю после аборта можно оплакать, но боль всё равно остаётся. а. Оплакивать утраченного младенца может как женщина, которая сделала аборт, так и те, что имели отношение к нему. б. У женщин после аборта нет даже возможности видеть и касаться тела утраченного младенца. в. Их мышление находилось под влиянием "авторитетной общественной мысли", что зародыш - это далеко ещё не ребёнок. г. Нет человека или специалиста, который бы выслушал горе женщины после аборта по той причине, что этой боли, дескать, вообще "не должно быть". Женщины, сделавшие аборт, ощущают большую потерю, чем те, у которых был выкидыш. В большинстве своём женщины после аборта становятся апатичными, боязливыми, напряжёнными, впечатлительными и усталыми. Часто впадают в депрессию, что понижает иммунитет против различных заболеваний. ПАС может иметь все признаки большой депрессии вплоть до психоза.

     

  2. Чувство вины

    Если не признать вину и не лечиться, это приведёт к чрезмерной интенсивности жизни, ненужной активности, злоупотреблению алкоголем и лекарствами. Если же загнать её вглубь, тогда вы сможете убедить больше других, чем себя, что у вас якобы всё обстоит благополучно. Если взять всю вину на себя, тогда депрессия лишь усилится (грусть, плач, негативные пессимистические чувства против себя), что может привести даже к самоубийству. От вины можно также отказаться: "Я не виновна. Не совершила ничего плохого". Или частично избавиться от неё, просматривая фильмы ужасов (на фоне страшных преступлений ваш аборт - это просто ничто), или занять боевую позицию. Чувство вины преимущественно присуще чувствительным, религиозным людям. Иногда их охватывает паника, они хотят спасать кого-то, помогать другим. Это приводит к тому, что, решая чужие проблемы, они не могут уладить свои, и их болезненное состояние ещё больше ухудшается. Чувство вины может привести к нанесению себе телесных повреждений или отказу от достойной человеческой жизни. Если вину женщины попробовать подавить гневом, она перенесёт её на кого-нибудь другого: мужа, любовника, абстрактно на всех мужчин, которых считает виновниками абортов и несчастья женщин.

     

  3. Страх

    Психологический конфликт как результат аборта состоит в собственной агрессивности. Примитивное желание смерти нашло своё отражение в аборте, и оно может снова проявиться. Страх перед этим может быть так велик, что подавляются все формы самоутверждения. Случается, что агрессивность сваливают на других. Тогда говорят так: "Я этого не сделала бы. Он заставил меня".

     

  4. Быть желанным

    Тема аборта в большинстве случаев сводится к вопросу: был ли ребёнок желанным или нет. Если это дело родителей - решать: за или против, жить ребёнку или нет, - то в скором времени они почувствуют прохлаждение в своих отношениях. Женщина старается прочно держаться за мужчину, создавая усиленную зависимость, которую не все выдерживают. Женщины после аборта очень часто спрашивают: "Ты меня ещё любишь, не так ли?" Такие чувства напоминают чувства людей, которыми злоупотребляли.

     

  5. Злость

    Злость - это следствие ощущения, что человека лишили чего-то важного: а) ребёнка, радости воспитывать его; 6) продолжения себя в потомках; в) смысла жизни. Злость женщины проявляется по отношению как к себе самой, так и к кому-нибудь другому, даже к врачу, который делал аборт. Это чувство особенно обострено у молодых девушек из неблагополучных семей, которых подтолкнули на аборт, ссылаясь на их молодость. Многие из них хотели дать своему ребёнку то, чего они сами не испытали в детстве. Аборт ещё больше обострил в них желание иметь ребёнка.

     

  6. Внезапное прекращение гормонального цикла

    Во время беременности гормоны обусловливают в организме женщины большие физиологические изменения и быстрое размножение клеток в груди. Если женщина рожает ребёнка, кормит его грудью, гормоны действуют в противоположном направлении; постепенно раскладываются также и ткани. Когда же женщина делает аборт, увеличивается риск заболевания раком груди. Появляется ощущение пустоты и бесцельности, что легко приводит к депрессии.

     

  7. Реванш

    Иногда женщины думают, что они - жертвы аборта. Скорбящие и обозлённые, они хотят отомстить: врачу, который сделал аборт, человеку, который уговорил их прервать беременность, или мужу, от которого забеременели.

     

  8. Реакция через год

    Многие симптомы ПАС интенсивно развиваются, в частности боль в нижней части живота. Также проявляется злость в тот день, когда должен был родиться ребёнок.

     

  9. Чувство неосуществимости

    Возникает постоянное желание вернуть утраченного ребёнка. Оно переплетено с воображаемыми трудностями воспитания следующего ребёнка. Из-за этого женщина всячески тянет со следующей беременностью, но желание иметь ребёнка не проходит.

     

  10. Страх перед отцовством, материнством

    Вместе с потерей собственного контроля над сокрушающим гневом к ребёнку, последствием которого стал аборт, мужчины и женщины боятся детей, а потому не хотят их иметь.

     

  11. Недоверие

    Зная собственную разрушающую злобу, которая вылилась через аборт на наиболее беспомощное существо, женщины с недоверием относятся к людям. Они боятся, что ими снова будут манипулировать, как это уже сделали, посоветовав аборт.

     

  12. Цинизм

    Женщина, которая сделала аборт, склонна цинично относиться к себе и другим.

     

  13. Нарушение сна

    Многие женщины имеют большие проблемы со сном. Их мучают ужасные сновидения. Некоторым кажется, что они слышат голос утраченного ребёнка.

     

  14. Кризис женской идентичности

    Женщина, в биологической природе которой заложена любовь, способность и желание рожать детей, уничтожила в себе эту новую жизнь. Она уже не верит в то, что она нежная, способна любить и воспитывать. Её женская идентичность уничтожена. Тем не менее она всё-таки старается быть женщиной или, наоборот, считает, что это для неё невозможно - быть снова нежной и женственной, а поэтому становится воинствующей феминисткой.

     

  15. Проблемы воспитания

    Женщины, которые сделали аборт, имеют намного большие проблемы со своим следующим ребёнком, не готовы кормить его грудью. Если малыш плачет, они беспомощны, трусливы или агрессивны. Чем меньше мать привязана к ребёнку, тем более ребёнок наталкивается на злость и небрежное отношение к себе. Поэтому такие дети "цепляются" за мять из страха утратить её, а это вызывает у матери ещё большее раздражение и боязнь. Возможно, такую мать лишат материнских прав по причине жестокого или равнодушного отношения к ребёнку. Или же сама мать отдаст его в круглосуточные ясли.

     

  16. Новая инсценизация трагедии

    Осознавая то, что конфликты после аборта нельзя решить, женщина склонна повторить эту трагедию снова. Также вероятно, что абортом она воссоздает жестокость и равнодушие из своего детства. Возможно, она наследует свою мать в решении собственных конфликтов, которые возникают из её бывших переживаний; уничтожает детей, не давая стать своей матери бабушкой.

     

  17. Психосоматическое заболевание

    Сюда относится отсутствие аппетита и похудение - так женщина старается припрятать свою сексуальную привлекательность.

     

  18. Депрессия

    У женщин, которые не способны оплакивать потерю ребёнка, могут развиться психофизиологические болезни, депрессия. Последняя изменяет психологию человека. Бывают симптомы физиологических дисгармоний и биоритмических нарушений. Депрессия, например, особенно остро ощущается в северных странах зимой, когда темно. Она бывает также у младенцев, которые хотели бы, наверное, снова укрыться в материнском лоне.

     

Универсальный этичный принцип взаимоотношений между людьми

 

Женщины, пережившие аборт, преимущественно эгоцентричны и углублены в себя. Лечебная программа предусматривает возвратить их во внешний мир. Таких женщин призывают с любовью относиться к ближнему. Человек склонен любить свою семью, родных, друзей, но Христос сказал нам любить даже своих врагов. Любить ближнего, как самого себя, - это Божий, а вместе с тем общеэтичный закон. Для человека хорошо только то, что хорошо и для других. Для мужчины хорошо то, что хорошо и для женщины. Для женщины хорошо то, что хорошо для её детей. Зло в мире всегда принуждает человека к выбору. Не так часто он может выбирать между хорошим и ещё лучшим. Иногда ему приходится определяться между двух зол. Если человек принимает эгоистичное решение, то это всегда приведёт к злу. Безусловно, никаких научно обоснованных, психологических и социальных оправданий аборт не имеет (разве что беременность угрожала бы жизни женщины). Аборт - это эгоистичный выбор, который всегда негативно отражается на тех, кто к нему причастен. Иногда это сознательный и целенаправленный выбор, а иногда его навязывают как единственное решение всех проблем. Но в большинстве случаев это комбинация "трудностей", которые загоняют беременную в тупик.

 

Связь между жестоким поведением и абортом

 

Наше исследование показало, что женщины, которые сделали аборт, склонны жестоко относиться к своим детям, а люди, к которым относились жестоко, легче соглашаются на аборт. Аборт и злоупотребления - это причина и следствие, не всегда сконцентрированные в одном лице, но, наиболее вероятно, в одной семье. Вину за все конфликты в семье перекладывают на впечатлительного ребёнка. Корень греха - эгоизм. Убить ребёнка означает убить что-то в себе (злоупотребление самим собою). Нас не должно удивлять то, что аборт повышает вероятность издевательств над детьми. Последствием аборта является депрессия, которая не способствует внутреннему покою, контактированию с другими людьми, в том числе - с детьми. Нужно отметить, однако, что одним из аргументов в пользу абортов является то, что искусственное прерывание нежелательной беременности, дескать, уменьшит случаи издевательств над детьми. Ведь считается, что злоупотребляют как раз нежеланными детьми. Статистика свидетельствует о противоположном: с возрастанием количества абортов увеличиваются всякого рода издевательства! Следует различать ПАС (Post-Abortion-Syndrome) и ПАСС (Post-Abortion-Survivor-Syndrome). ПАС - это физические или психические расстройства у женщин после аборта. Они различаются между собой в зависимости от количества сделанных абортов, интенсивности конфликтов и от времени последнего аборта. Дети, которых минул аборт, или братья и сестры ребёнка, который не родился вследствие аборта, могут страдать от послеабортного пережитого синдрома (ПАСС) и ощущать страх за свое существование, чувство вины и своей неполноценности.

 

Лечебный процесс

 

Каждого человека Бог наделил возможностью оздоровления. Если бы этого не было, человечество давно бы уже вымерло от болезней и отчаяния. Задачей терапевта является оказание содействия этому естественному процессу. Хирург может умело зашить рану, но он не в силах принудить кожу срастись. Выздоровление - это всегда тайна. Мы можем быть, в лучшем случае, партнёрами Бога. Поэтому лишь Ему принадлежит всякая честь и хвала. Наряду с естественным процессом выздоровления и роста, который видим повсюду в природе, Господь может вмешаться и сверхъестественным способом в жизнь людей. Мы убедились в том, что люди быстрее и эффективнее выздоравливают, если обращаются за помощью к Всевышнему. Применённые нами методы - научно обоснованы. Они базируются на модели человеческого мышления, поведения и отношений. Эти методы не требуют высокого уровня психологического образования людей, которые их применяют; главное, чтобы это были зрелые, интеллигентные, уравновешенные люди, умеющие дать совет пациентам, для которых депрессия стала обычным состоянием. Они должны уметь анализировать и делать правильные выводы, знать различные нюансы, которые могут привести к нежелательным последствиям. Применённая нами групповая терапия имеет некоторые элементы анализа, терапии поведения, групповой динамики и экзистенциализма. Но главное: мы делаем акцент на необходимости примирения человека со своим Творцом. Мы рады, что можем поделиться со своими пациентами Доброй Вестью, что исходит от Бога

Процесс лечения включает:

 

  1. "Инсценизацию" конфликта, но в этот раз целенаправленно и с совершенно иным результатом.
  2. Предложение нового поведения и способа мышления, готовность к материнству. Анализ психологических разногласий, сложных головоломок, конфликтов мышления и чувств, а также помощь в их решении.
  3. Выработку новых взглядов.
  4. Необходимость грусти по тому, "что могло бы быть". Это и слезы по утраченному детству; и за тем, кто "мог бы родиться" и т. д.
  5. Возобновление или установление реалистических отношений. Это означает: дать себе и другим шанс примирения и прощения.
  6. "Альтернативный план" и выполнение его. Помочь пациенту понять то, что произошло, и уже не возвращаться в прошлое. Ведь Бог прощает нам, если мы искренне покаялись в содеянном. У женщины, которая сделала аборт и мучительно переживает это, всегда остаются "рубцы" или недуг, которые идут в паре с разрушением личности. Когда она осознала свои грех и искренне сожалеет об этом, Бог её внутренне перестраивает. Только тогда возможно примирение с собой, другими, с Господом. После примирения появляется также способность протянуть руку помощи другим.

 

Отчаяние как последствие аборта

 

После аборта женщина может неожиданно для себя очутиться перед смертью двух человек: своей и своего ребёнка. Скорее всего она никогда бы не решилась на аборт, если бы возле неё был муж, который поддерживал и защищал бы её. В этом и состоит всё отчаяние. Женщина тоже могла предотвратить трагедию аборта, но она этого не сделала и поэтому направляет свой гнев и боль против мужчин вообще и своих родителей, что в детстве относились к ней плохо. 1. Цинизм "Мир - это страшное место, а мужчины - это наихудшее" или: "Делай, что хочешь, но не доверяйся никому". 2. Нереальная надежда "Где-то есть, наверное, мужчина, который подойдёт мне, я буду продолжать его искать" или: "Я могу всё сама, докажу всем, что мне не нужен ни один мужчина". 3. Депрессия "Я есть ничто и ничего не могу; от жизни жду только плохого. Как бы я хотела покончить со всем этим". 4. Непостоянные чувства "Боже мой, это было горе, а теперь я снова там, где была тогда со своей бедой, только самообвинений увеличилось". Есть только два способа освободиться от глубокой душевной травмы, которой для женщины всегда является аборт: или выздоровление, или хронический цинизм и оскорбление других. Женщина или излечится от страданий, или в дальнейшем будет наносить себе и другим большой вред. Немного есть терапевтов, которые бы умели побороть боль женщины после аборта. Ведь большинство из них просто игнорируют его. Пасторы и священники могли бы помочь таким женщинам, но не все они идут на исповедь; подавленная же боль приводит к патологической скорби. После аборта нужно как можно скорее начинать лечение. Оно должно быть интенсивным и полным. Медики знают, что не до конца проведённое лечение может повлечь хроническое страдание, а запущенные болезни лечатся значительно труднее. Своевременное лечение после аборта гарантирует быстрое и полное выздоровление. Опыт показывает, что большинство женщин, которые сделали аборт, испытали психологическую травму. Издевательство над детьми и аборт - это взаимосвязанные причина и следствие. Аборт имеет также свою "семейную традицию". Матери и бабушки женщин, которые сделали аборт, тоже искусственно прерывали беременность, часто по одним и тем же причинам. Поэтому аборт можно считать формой трагического семейного насилия, которое необходимо лечить, чтобы защитить семью и общество от него.

Врачи и медсестры, причастные к аборту, тоже чувствуют вину

Д-р медицины Георг Гъотц, Штадберген, вблизи Аугсбурга

Под заголовком "Что ощущают врачи, когда делают аборт" одна американская газета сообщает об ошеломляющих душевных последствиях для медиков после проведённых абортов: "49-летний главный врач одной современной клиники абортов в Нью-Йорке, где в течение полутора лет было проведено 60 000 абортов, оставил свою работу. Его коллеги и медсестры прошли курс лечения у психиатров. Условия работы в клинике были прекрасные, не было сверхурочной работы и т. д. Но врачи и медсестры, чувствуя свою вину, начинали злоупотреблять алкоголем, нервничали в операционной". Главный врач так описывает свои ужасные переживания: "У одного из моих коллег во время каждого аборта были галлюцинации. Ему казалось, что зародыш старается воспрепятствовать аборту. Своими маленькими ноготками он будто бы цеплялся за стенки матки, боролся за то, чтобы остаться в своей защитной оболочке... Другие врачи обливались потом во время аборта, их руки дрожали. Между операциями они пили спиртное. Их мучили ужасные сны. Некоторые месяцами видели во сне только кровь". Сегодня этот главный врач заведует клиникой для лечения детей с физическими отклонениями. Он снова обрёл душевный покой.

 

Тени на душе

 

Д-р Сьюзен Стенфорд, США, психолог, которая сама пережила аборт
Аборт - это смертельный опыт, а потому очень печальный. Каждый знает, какой огромной потерей для родителей является смерть младенца. Так же известно, как страдают женщины после выкидыша. Безответственно и безжалостно не предупредить женщин, которые хотят сделать аборт, что их ждут такие же муки: неописуемая печаль по ребёнку ещё больше, если они сами приняли решение об аборте. Звучит очень неубедительно, что женщина может избавиться от незапланированного ребёнка без каких-либо мук совести - "без последствий". Я не говорю о душевных расстройствах, причиной которых стал аборт, только о психологических, а именно - ужасных снах, которые преследуют женщин. Если у них наступает такой траурный период, то они, в сущности, не знают, что с ними происходит. Всеми силами стараются побороть свои чувства, приглушить их. Женщина ощущает и переживает свою потерю, но не позволяет себе печалиться, так как она сама приняла решение сделать аборт. И всё-таки ощущает в душе отчаянную потребность скорби. Такой женщине никто не предложит "выплакаться, отпереживать". Она действительно одинока и беспомощна, ибо, с одной стороны, внутренне опустошённая, а с другой, никто, кроме неё, не видит никакой причины для её глубокой печали. И чтобы хоть как-то справиться со своими чувствами, она начинает притуплять их.

 

Психика - сложная вещь

 

Мы не можем контролировать только часть своих эмоций, а остальным дать полную свободу. Когда женщина пытается преодолеть свою грусть, она параллельно заглушает, сама того не ведая, все другие чувства. Таким образом она лишает себя полноценной жизни, воспринимая всё в черном цвете. Когда женщина всё-таки отчаянно пытается защитить свои чувства, надёжно их припрятать, она переживает эмоциональную изоляцию, постоянно внутренне напряжена. Её психическое состояние будет ухудшаться. Такой женщине всё сложнее будет поддерживать отношения с окружающими, её чувства будто оцепенеют. По данным одного социологического исследования, 70% состоящих в браке и неженатых пар из ста опрошенных разошлись в течение года после аборта, из-за которого их отношения стали невыносимы. Мужчина только постоянно упрекал женщину: "Почему ты такая ранимая? Ты должна измениться". Но сама она этого сделать не могла; старалась, тем не менее это ей не удавалось. Женщина, как могла, подавляла свои чувства, но они от этого не исчезали, ибо они бурлят у неё внутри и проявятся когда-нибудь по-другому. Когда женщина чувствует, что её отношения с мужчиной крайне напряжены, а она ничего не может с собою поделать, наступают депрессия и отчаяние. Ей нужно дать выход своим чувствам, не подавлять их, а искать разрешение этого конфликта.

 

Активность

 

Много женщин не хотят признать аборт как причину своего страдания. Они даже не понимают, что заболели, просто хотят избавиться от депрессии любой ценой, ища выхода из неё, не разобравшись в том, чем она вызвана. А без первопричины, без точного диагноза никакую болезнь не побороть. Поэтому некоторые женщины проявляют чрезмерную активность: работа и ещё раз работа. Их девиз: быть постоянно занятой, чтобы чувство вины не появилось снова. Есть женщины, которые злоупотребляют снадобьями, алкоголем, успокоительными средствами, даже наркотиками, лишь бы как-нибудь забыть о страшной потере своего ребёнка.

 

Расстройства

 

Женщины до тех пор не излечатся, пока не дадут воли своим чувствам, не поделятся своей печалью, не выплачут своей беды. Они страдают или от бессонницы, или от ужасных снов о грудном ребёнке. Их постоянно преследуют воспоминания о малютке, которого они так и не увидели. Женщины, по-видимому, не могут без посторонней помощи избавиться от этих мыслей. Бывает наоборот: у женщин после аборта развивается страшная антипатия ко всему, что касается младенца. Они всячески избегают беременных, детей... Даже в магазинах такие женщины второпях проходят отдел для младенцев. Они стараются избегать всего того, что каким-то образом напоминает им о детях.

 

Самопокарание

 

Бывает, женщины за свой проступок хотят "расплатиться". Такое поведение, как и алкоголизм или другие злоупотребления, - попытка заглушить свою боль, загнать её поглубже внутрь. Женщины после аборта часто переедают или, наоборот, утрачивают аппетит из-за того, что потеряли покой. Некоторые из них стремятся к самонаказанию или даже самоуничтожению. Тогда они либо продолжают поддерживать любовную связь, которая их унижает, либо становятся женщинами "свободного поведения". Полагая, что они не заслуживают настоящей любви, очень часто меняют своих партнёров.

 

Мысли о самоубийстве

 

Если женщина перестаёт надеяться на выход из этого тупика, она пытается покончить жизнь самоубийством. Но ведь каждая такая попытка - это, в сущности говоря, крик о помощи. Помните: женщина не хочет лишить себя жизни, на самом деле она взывает о помощи, пытается хотя бы своим отчаянным поступком привлечь к себе внимание.

 

Исцеление невозможно без скорби

 

Как помочь женщинам, которые страдают после аборта? Многие из них ищут помощи у психолога. Но если врач ничего не знает о ПАС, он не будет считать аборт причиной болезни: "Разве это потеря - неродившийся ребёнок?" "Да", - утверждаем мы, и это естественно, что женщина скорбит, оплакивает потерю и раскаивается. Наоборот, было бы плохо, если бы она этого не ощущала или скрывала свою грусть. "Это хорошо, - нужно объяснить такой женщине, - что ты осознала свою ошибку, свой грех. Это поможет тебе не повторить его в будущем, жить дальше в согласии со своей совестью, ведь она - далеко не абстрактное, как казалось раньше, понятие, а реальное - строгий контролёр внутри нас". Правдой является то, что жизнь создана Богом. И мы в ответе перед Ним за свою жизнь и жизнь своих детей. Этим мы не преувеличиваем вину женщины, сделавшей аборт. Это крайне важно - указать ей настоящую дорогу к исцелению. Меня часто спрашивают, можно ли вылечить женщину от последствий аборта только при помощи психотерапии, без религии. Мой ответ: "Нет". Послеабортный синдром нельзя перебороть без целительной силы веры. Только один Творец жизни может вылечить и потерю её. Лишь Господь Бог дарит полное выздоровление. Поэтому необходимо, чтобы женщины изменили свое представление об аборте как о невинной операции. Покаявшись, они обретут утраченный покой, ведь их ребёнок нашел защиту Божью. Иисус пришёл на землю, чтобы научить нас правдивой любви. Он с Неба сошёл, чтобы голодного накормить, нагого одеть, больного вылечить, а измученные сердца ободрить, возродить к жизни. В нашем обществе наиболее разбитые сердца у женщин после аборта. Если они хотят действительно исцелиться, нам необходимо приблизить их к правде. Это нужно делать с любовью, не осуждая их, ведь мы не имеем на это никакого права. Нам нужно помочь им исцелить их больные души. Для этого нужно разъяснить их психическую драму после аборта и обратить их к Богу, Творцу нашей жизни, Единственному, кто может всё простить раскаивающемуся сердцу. Тогда женщины смогут смириться, увидеть своего ребёнка в объятиях Господних и обрести полное исцеление и милосердное прощение.

 

Психические последствия аборта

Профессор д-р Ванда Полтавска, психиатр,Краков (Польша)

 

Психические последствия аборта - закрытая и сложная тема. Изучать её очень тяжело по причине большого количества абортов. Кроме того, женщины, которые сделали аборт, преимущественно остаются со своими проблемами одни, вне медицинского наблюдения. Врач, который делал аборт, не следит в дальнейшем за состоянием своей пациентки. Отсюда - разные оценки последствий прерывания беременности. Объективность общей картины осложнена ещё и субъективностью врачей, которые вместе со сторонниками абортов часто утверждают, что "грамотно" сделанный аборт не имеет никаких вредных последствий для женщины. Но на практике всё иначе: негативные последствия аборта могут проявляться значительно позже, иногда даже через много лет. Все женщины, прервавшие беременность, по разнообразным социальным или семейным причинам, находились в депрессивном состоянии. Аборт казался им единственным выходом из сложившейся ситуации. Это состояние характеризуется инфантильностью, гистерезисом. Перед терапевтической операцией пациент желает знать о её последствиях. Накануне аборта женщина обычно закрывает на всё глаза. Она не желает ничего и никого видеть и хочет побыстрее всё забыть.

 

Современное общество

 

Современное общество поощряет решение женщины сделать аборт. Легализация законов об абортах будто подталкивает женщину к нему. Профессор д-р Грассбергер называет законодательство против абортов "защитным барьером", что играет роль шлагбаума. Его, конечно, можно обойти, но по крайней мере его видишь и можешь остановиться перед ним. Объективно мыслящие врачи, которые наблюдали за женщинами после аборта, согласны с тем, что стрессовое состояние чревато для них серьёзными психическими расстройствами.

Обычно врачи-практики определяют это состояние женщины как "чрезмерно эмоциональный стресс". Основываясь на собственном научном исследовании, могу назвать три симптома этого состояния. Это депрессия с осознанием вины; агрессия по отношению к себе, отцу ребёнка и ко всему миру; изменения индивидуальности, напоминающие заболевание головного мозга. Депрессия с осознанием вины Иногда депрессия после аборта столь тяжела, что может привести к самоубийству. Если донашивание ребёнка удерживает женщину от непоправимых шагов, даёт новый импульс к жизни, то прерывание беременности только усугубляет депрессию. Депрессивный психоз начинается непосредственно после аборта, иногда позже, в частности во время климакса. Часто после аборта психозы заканчиваются потерей сознания. Намного чаще встречается депрессивный невроз с болезненным осознанием вины. Ведь ребёнок - большая тайна бытия, а женщина через материнство приближается к этой тайне. Французский философ Жан Гиттон пишет: "Мать подготавливает в своей утробе жизнь, которая принадлежит вечности. В этом - истинное величие женщины как матери. Поэтому лишение ребёнка лишает жизни её саму". Теперь понятно, почему женщина не может на протяжении всей своей жизни избавиться от этого чувства вины. Оно тесно связано с потерей собственного достоинства. Женщина чувствует, что лишилась чего-то важного, может, даже смысла своей жизни, пожертвовав главным ради второстепенных, преходящих целей. Это закон природы, изначально присущий человеческой совести. Поэтому нельзя безнаказанно убивать ребёнка. Женщины, сделавшие это, страдают годами. Живое воспоминание о том, что случилось, женщина носит в себе, не может избавиться от него. Аборт нарушает гормональный цикл женского организма, что может повлечь за собой поражение эндокринной системы. Кроме того, чувство вины со временем усиливается. Бесплодие, что может быть следствием аборта, просто "добивает" женщину, усиливает агрессию против отца неродившегося ребёнка.

 

Агрессия
Агрессия против самой себя

 

Из-за чувства вины женщина становится очень несчастной и убеждена, что в этом виноват её партнёр. Объективно - это правильно, ибо он участвовал как в зачатии ребёнка, так и в принятии решения об аборте. Бывают даже случаи, когда партнёр заставляет женщину принять это решение, часто против её воли. Но даже если инициатором аборта является женщина, её прежние желания после аборта резко меняются на противоположные. Если раньше она думала, что не хочет ребёнка, то в данное время, наоборот, хочет его. А изменить уже ничего нельзя. Это заставляет её очень сильно страдать; и обвиняет она в этом как себя, так и мужчину, партнёра.

 

Агрессия против отца

 

Параллельно с тоской по утраченному ребёнку учащаются упрёки мужчине, партнёру, которые в итоге перерастают в настоящую ненависть. Сотни женщин заявляют, что они не могут больше любить мужчину, из-за которого утратили ребёнка. Многие женщины становятся сексуально безразличными после аборта. Они наглядно проявляют ненависть, даже отвращение к мужчинам. Конфликт между партнёрами углубляется, его невозможно преодолеть. Женщины, забеременевшие до бракосочетания и прервавшие беременность под давлением партнёра, в большинстве случаев молниеносно рвут все отношения с ним. Следовательно, вместе со смертью ребёнка проходит и любовь. Женщина теряет доверие к своему партнёру, не чувствует себя рядом с ним защищённой. Такую же проблему переживает и супруг после аборта - их совместная жизнь обречена на неудачу.

 

Агрессия против врача, который делал аборт

 

Многие женщины после аборта проявляют по отношению к врачу гнев и агрессию, тогда как мужчины преимущественно признательны ему. Женщина справедливо считает, что она в отчаянии и депрессии приходит в клинику абортов, где её обязаны были предупредить о возможных последствиях аборта. Женщины, которых врач убедил доносить ребёнка, рано или поздно будут признательны ему за то, что он сохранил жизнь их малышу.

 

Продолжительные расстройства здоровья

 

Эти приобретённые свойства - агрессия, депрессия, инфантильные или истерические реакции - со временем проявляются всё отчётливее, а окружающие по ошибке считают их врождёнными чертами. Характер женщины после аборта коренным образом меняется. Вместо присущей матери нежности появляются чёрствость, нетерпимость. Окружающие считают такую женщину невыносимой. Эти черты характера становятся также причиной распада семьи. Нужно также отметить, что в гармоничной семье немыслимо само решение об аборте, убийство ребёнка. Приобретённые после аборта негативные черты характера присущи женщине длительное время и могут остаться навсегда. Здесь не помогут ни лекарства, ни психотерапия. Убийство собственного ребёнка в своём лоне уничтожает структуру женственности, негативно отражается на её душе. Одна медицина не в силах помочь. Она бессильна против укоров совести. Только раскаяние и прощение Всемогущего Бога может помочь в таких случаях. Медицина должна здесь уступить место теологии.

 

Последствия аборта для семьи и общества

Д-р Мария А. Петере, институт прогнозов, Париж, Франция

 

Аборт - это наибольшая трагедия в истории человечества, неизлечимая рана для семьи и общества. Терапевтическая практика постабортного синдрома показывает, что нужно четко различать жертв аборта и тех, что пережили аборт. Жертвами всегда являются маленькие, безмолвные и слабые существа. Они умирают за наши грехи: эгоизм, деградацию материнства и всего общества. Дети, которые всё же родились в таком обществе или семье, где практикуют или одобряют аборты, - это искалеченные дети. Они понимают, что -появились на свет случайно. Все мы несём вину за это, ибо там, где речь идёт о жизни или смерти, нет просто наблюдателей. По данным Всемирной Организации Здоровья (ВОЗ), в мире проводится ежегодно 40- 60 млн. абортов. Уничтожается столько людей, сколько погибло во время Второй мировой войны. Без преувеличения можно сказать, что это массовое убийство. Когда убивают ежегодно 60 млн. детей, это означает, что в массовом терроре принимают непосредственное участие 60 млн. мужчин и 60 млн. женщин. К этим 120 млн. необходимо прибавить ещё их родителей, друзей, а также врачей, медсестёр, которые проводили аборт или содействовали ему. Следовательно, ежегодно 240 млн. людей непосредственно или опосредствованно причастны к аборту. Заговор молчания Многие врачи и советчики не признают постабортный синдром. Возникает вопрос, не является ли это фактически заговором молчания. Мы, врачи-христиане, спрашиваем себя, каковы будут последствия этого заговора. Разумеется, замалчивание постабортного синдрома мешает миллионам женщин и мужчин покончить со злом, что их мучает, и в самом деле излечиться. Время не ждёт - аборты могут погубить человечество. Для того, чтобы это понять, не требуется никаких интеллектуальных усилий. Сердце интуитивно подсказывает: аборт - это убийство невинного неродившегося существа. А чтобы убить кого-то, нужно что-то уничтожить в себе. Убийство невинного существа ложится проклятием на следующие поколения. Если не прислушаемся к крику беззащитного ребёнка - утратим человечество.

Запутанный круг насилия Необходимо исследовать последствия аборта для семьи и общества. Здесь можно применить понятие "циклы насилия", которое употребляется в социальной патологии. Речь идёт о ряде событий, которые закономерно повторяются, поэтому их можно проанализировать, чтобы покончить с этим насилием. Аборт находится в центре этого "чёртовою" круга и объясняет много "циклов насилия", что имеют место в нашем обществе сегодня.

 

1. Жестокое отношение к детям

 

Первый "чёртов" круг - взаимосвязь между жестоким отношением к детям и абортом. Искусственное прерывание беременности делает невозможной связь матери и ребёнка, а также естественное желание женщины иметь ребёнка. Женщина, сделавшая аборт, во время второй беременности боязливая и подавленная. Она не готова принять следующего ребёнка, особенно если не скорбила по утраченному. Такой женщине тяжело прикасаться к своему ребёнку или кормить его грудью; отношения матери и ребёнка развиваются негармонично. На плач ребёнка мать реагирует испугом или гневом. Когда она не благосклонна к ребёнку, будет вести себя с ним жестоко или небрежно. Женщина, к которой в детстве относились жестоко или недостаточно любили, больше склонна к аборту своих собственных детей. Следовательно, аборт и не- брежное отношение к ребёнку являются одновременно причиной и следствием. Природу этого цикла нельзя полностью понять, если не учесть "передачи этого фактора поколениям". Здесь нужно применить новую терапевтическую концепцию, ибо "чёртов" круг насилия повторится в следующих поколениях.

 

2. Насилие над женщиной

 

Второй "чёртов" круг касается мужчины. В обществе, в котором женщина имеет право на аборт, мужчина не имеет права на защиту ребёнка. А потому он может даже не знать о своих детях, от которых женщина решила избавиться ещё до их рождения. Мужчина иногда просто не знает о существовании своего ребёнка в лоне женщины, поэтому не может поддерживать её во время беременности. А это может повлечь за собой неблагоприятные для женщины последствия. Вместе с тем когда жена не ощущает поддержки своего мужа, как показали недавно опубликованные исследования, выкидышей или абортов у неё будет в два раза больше. Североамериканские исследования подтверждают, что 80% паР из ста после аборта разводятся. Родители ощущают глубокую душевную рану, когда их интимные чувства принесли смерть ребёнку. После аборта обостряются сексуальные расстройства, учащаются приступы насилия мужчины над женщиной в различных формах. Этот феномен заслуживает внимания врачей, которые занимаются лечением ПАС. Можно сделать общий вывод, что аборт всегда изменяет в худшую сторону отношения между женщиной и мужчиной.

 

3. Родившиеся случайно

 

Третий "чёртов" крут - наихудший. Он касается детей, которые остались случайно или выборочно живыми и родились в семье, где аборт - обычная вещь. Такие дети обычно рождаются только благодаря тому обстоятельству, что не был установлен точный диагноз беременности их матери. Известны:

  1. Статистически оставленные в живых. Речь идёт о лицах, которые родились в стране, где ведётся планирование рождаемости, например, в Китае. Ребёнок в этой стране знает, что это большое счастье - жить, а ещё то, что у него были бы братья и сестры, но им "не повезло" родиться.
  2. Находившиеся под вопросом: быть или не быть? Родители долго сомневались, врачи тоже принимали участие в принятии решения: сохранить ребёнка или нет.
  3. Те, братьев или сестёр которых не стало вследствие аборта.
  4. Те, которым родители говорят: "Лучше нужно было сделать аборт, чем нести такое бремя, как ты. Мы для тебя пожертвовали всем".
  5. Ощущающие себя помехой в семье. Всё больше таких детей знают, что они живут лишь потому, что во время осмотра доктор ошибся, и они исключительно по этой причине появились на свет.
  6. Те, что всё же родились, ибо аборт был сделан "не полностью" .
  7. Жившие уже продолжительное время в утробе матери. Здесь речь идёт о детях, которых убили в поздние сроки беременности: они ещё жили и даже родились. А их выбросили в ведро для отходов или убили. Хотя жизнь этих детей была короткой, их смерть оставила неизгладимый след в душе сделавших это.
  8. Родившиеся случайно: "Если бы я могла, то избавилась бы от тебя ещё до рождения".
  9. Родившиеся из-за нерешительности родителей: "Я так долго медлила, что было уже слишком поздно делать аборт".

Неблагополучные родительские отношения перерастают в ненависть к обществу

Есть дети, которые знают: они живут только потому, что их желали (желанные дети), в другом случае от них бы избавились. Это тяжелое осознание для психики ребёнка. Вероятно, большинство детей знают, когда в их семье решаются на аборт. Какие же переживания ждут ребёнка, когда ему становится известно, что его родители убили брата или сестру лишь потому, что эти дети не были желанны или могли родиться с недостатками, - можно лишь догадываться. Каким страшным становится материнство, которое взяло на себя право распоряжаться жизнью и смертью своего ребёнка! Отношения таких детей и родителей непостоянны и неопределенны. Эти дети в большинстве своём пассивны, трусливы или, наоборот, уже в раннем возрасте враждебно относятся к своим родителям или "взрываются", когда подрастают. Им присущи злоба, насилие, склонность к самоубийству, ненависть к обществу (которое их не защищает от жестоких намерений родителей), гнев и негодование против родителей. Психиатры считают, что в таком обществе нетрудно легализировать эвтаназию. Поскольку дети никогда не доверяли своим родителям, они не будут доверять себе. В будущем их пугают родительские обязанности. Здесь важно отметить: родившиеся при таких условиях не испытывают особого счастья от того, что живут. У тех людей, которые пережили природные катастрофы или концлагеря, навсегда остался страх за свою жизнь. Они чувствуют себя виновными и спрашивают у себя: не живут ли они только потому, что другие умерли вместо них.

Клинические симптомы тех, кто случайно избежали аборта:

 

  1. Чувство вины за то, что ты живёшь: "Я не должен жить, я виновен в смерти своего брата" и т. д.
  2. Страх за свою жизнь: "Я обречён, что-то со мной случится". От этого появляется склонность к алкоголизму, наркотикам, самоубийству.
  3. Трусливое и неадекватное отношение к родителям, а потом, в зрелом возрасте, и к другим людям.
  4. Страх перед неизвестностью: "Мне нужно это знать, но я боюсь правды".
  5. Недоверие: "Мои родители говорят, что они меня любят, но я не доверяю им. Нужно быть эгоистом и нарциссом, надеяться только на себя". 6. Недостаточное доверие к себе. Если ребёнок не доверяет родителям, то со временем не сможет доверять сам себе. Такие дети легко подвергаются влиянию окружающих, не всегда положительному
  6. Родившиеся случайно не знают, что такое любовь. Поэтому им трудно довериться Богу как любящему Отцу. Кроме того, дети, родившиеся в семьях, где практиковались аборты, сами в будущем склонны делать их.

     

4. Аборт и медицина

 

Давление медицины Женщина, сделавшая аборт, во время второй беременности становится очень трусливой. Этот страх усиливает и использует медицина, которая следит за развитием ребёнка. Поскольку во время предыдущей (прерванной) беременности отношения между матерью и ребёнком не могли сформироваться, матери будет трудно принять своего следующего ребёнка. Больше того, её просто заставят не принять его, если этот ребёнок не развивается так, как хотелось бы. Нужно также осознать, что евгеническая практика, не допускающая в мир всякую "недостойную" жизнь, распространена почти во всём мире. Как только установлены аномалии в зародыше, медицина просто принуждает супружескую пару сделать аборт. Родители, поддающиеся этому давлению, никогда не смогут опомниться от этого.

Аборт как окончательное решение Для того, чтобы оправдать аборт, который профессор Шуянс в Лювене назвал "ультранацизмом", необходимо создать все предпосылки для этого: идеологические корни нацизма (качество жизни (достойное/недостойное), идеализация человеческого интеллекта как наивысшего добра и т. д.). Либерализация абортов привела к "конечной развязке": устранение слабых людей, инвалидов, что "не приносят никакой пользы". Врач-христианин не может умалчивать противоестественную связь, которая существует сегодня между абортом, евгеникой и этикой. Здесь побеждает право сильного, извращение нравственности. А это - губительная сила, которую необходимо взять под контроль.

 

5. Новая форма эвтаназии

Последний "чёртов" круг объединяет аборт и эвтаназию. Дородовая диагностика "качества жизни" приобретает всё большее значение. Пожилые люди боятся эвтаназии и выбирают естественную смерть. Последствия аборта касаются всех членов семьи и угрожают их существованию. А если разрушается семья, то это угроза для всего общества.

Конечная остановка: "Отчаяние" Легализация законов об абортах поощряет искусственное прерывание беременности. После аборта женщины, если они не вылечены, перекладывают вину на других. Они содействуют распространению смерти, лишь бы оправдать себя. Либерализация абортов принесла цивилизации большой вред. Враньё превратилось в необходимость общественной жизни. Серьёзным последствием аборта является отчаяние, которое может привести нас к самоуничтожению.

Надежда для утративших, всякую надежду Но Бог не оставляет нас. У него есть свои люди среди врачей и священников, которые заботятся о женщинах после аборта, утративших всякую надежду. Эти люди объединяются, чтобы излечить зло.

 

6. Последствия аборта
...для социальных структур

 Пассивное восприятие человеческих трагедий.

  1. Нарушение давнего неизменного принципа - защита беспомощного ребёнка.
  2. Эмоциональное равнодушие к убийству и насилию.
  3. Несоответствие между тем, что говорят, и тем, что делают.
  4. Тенденция к эвтаназии и евгенике. 6. Регулирование рождаемости.


... на медицину

 

  1.  
  2. Недоверие в отношениях между доктором и пациентом.
  3. Медицина не служит этике и морали.
  4. Преследование врачей, защищающих жизнь.
  5. Искажение правды, изъятие публикаций, которые подвергают критике аборты.
  6. Рост заболеваний.


... на юридическую и экономическую сферы

 

  1. Закон уже не является моральной директивой.
  2. Несправедливое осуждение тех, что борются за жизнь.
  3. Ослабление защиты слабых.
  4. Распространение нечестности и недоверия.
  5. Полнейшая потеря доверия к этим структурам.
  6. Финансовая "польза" от абортов.

     


... на демографию

 

  1. Напряжённость в мире; всё более ощутимое разделение стран на богатые и бедные.
  2. Старение наций.
  3. Геноцид.
  4. Неразрешённый вопрос вины приводит к обострению вражды.
  5. Всемирная дерзость.


    О психосоматической целостности человеческой природы на примере послеабортного невроза

     

    Профессор д-р Балътасар Штаехелин, психиатр и психотерапевт, Цюрих, Швейцария

    1. Человек как психофизическая целостность

    Сперва представлю краткий итог моего профессионального врачебного опыта о психосоматической целостности человеческой природы. Это имеет фундаментальное значение для понимания здоровья, болезни и терапии, а также для медицинского и психологического лечения больных. Как психиатр могу засвидетельствовать: психика, душа человека и её назначение наделяют человеческую природу специфической особенностью, что отличает её от всякого другого живого создания во вселенной. Как врач и исследователь души я позволю себе высказаться относительно своего профессионального опыта, касающегося души и тела человека. Истинный человек - это верующий человек. Различия между естественно-научным и христианским образом человека я подробно исследую в своей последней книге "От природоведения к целебной Христовой науке". Предлагаю взаимодействие естественно-научного образа человека с правдивым христианским. Оба дополняют друг друга. Придавая в этой лекции особое значение христианскому образу человека, буду использовать христианскую терминологию. Считаю, честность в поисках правды должна всех объединить. Христианский образ человека - это душа и тело, созданные и предназначенные триединым Богом так, чтобы человек мог ощущать, познавать правду и любовь Бога. Тело и душа создают в человеке глубокое психосоматическое единство. И эта природа человека, что состоит из индивидуального тела и индивидуальной души, оживлена духом Божьим навеки, а поэтому такая человеческая индивидуальность - единственная в своём роде. Человеческое тело без души - уже не человек, оно мёртвое. Человеческая душа - бессмертная и вечная - без тела также уже не является человеком. Человек - это психосоматическое единство, в котором живёт Христос. Дух Христа, что живёт в каждом человеке согласно с волей Отца на небе, наделяет психосоматическое единство человека бессмертием. Это действительно так, учитывая психологический, психосоматический, терапевтический опыт. Действительное выздоровление может наступить только тогда, когда здорова душа. Если у человека есть доверие к Богу и надежда на спасение, он сумеет освободиться от страха, невроза и других заболеваний. Психосоматические связи между телом и душой я разработал вместе с Естерой Еркель. Они служат основой терапии, названной Иисусовой, которая является полезной, простой, практичной, легкодоступной для мужчин и женщин, здоровых и больных. Это дорога молитвы, ориентация на Бога.

    2. ПАС и его лечение согласно учению Иисуса Христа

    Всё сказанное выше можно объяснить на примере человеческого зародыша, его развития. Каждый человеческий эмбрион, как и каждый родившийся человек, является психосоматической целостностью, призванной Богом к жизни. Это единство, созданное волей Бога и оживлённое Им, неразрывно связано со своим Творцом. Оно - нераздельное, чистое, одарённое и всегда поддерживаемое. Вследствие слияния яйцеклетки и сперматозоида появляется человеческое тело. Дух Божий соединяет человеческое тело с душой. Следовательно, каждый человек, каждый зародыш с момента зачатия несёт в себе дух Христа. Одушевление человека - это и есть момент слияния. В моей психиатрической и психотерапевтической практике почти ежедневно приходится иметь дело с так называемым "абортным неврозом", состоянием "бесперспективности", оцепенения, изолирования души от тела. Послеабортные неврозы могут перейти в тяжелейшие психические и психосоматические заболевания, тяжёлые депрессии, вегетативные психосиндромы (Б. Штаехелин). Приближение по внутренней, в большинстве своем подсознательной, непознанной дороге к Богу прерывается. Специфика человеческого бытия - постоянно находиться в дороге - не развивается у женщин с абортным неврозом. Дорога к небу, Богу, любящему Отцу оборвалась. Особенно большое горе, о котором никому нельзя даже рассказать, состоит в том, что женщины после аборта постоянно думают об убийстве собственного ребёнка, и как каждая смерть - бесповоротна, так и они не видят для себя выхода из этого тупика, в который сами себя загнали. Чувство пожизненного обособления от собственного ребёнка, которого они считают умершим, переходит в парализующий страх. Следовательно, женщина вредит абортом в первую очередь себе, своей душе и телу. Подсознательно она ощущает, что Дух Божий, вечная правда, вечная жизнь отошли навеки от неё и уже никогда у неё не будет будущего в Божьей милости. Так называемое "паническое расстройство" - вот общая картина её недуга. Часто такие женщины внутренне уверены, что их вина не может быть никогда, ничем и никем излечена! Как уже говорилось, собственная дорога, собственное призвание, назначение, собственное внутреннее движение в вечности, потусторонней зависимости от Бога, - всё это прерывается. Оцепенение, настоящий ад берут здесь своё начало. Отчаяние становится постоянным состоянием. И нет главного: раскаяния, радости от прощения Богом. Я знаю это из профессионального опыта. Мы стараемся описать процессы, которые в большинстве своём проходят у женщин подсознательно, с помощью христианского образа человека: ведь дух Христа как что-то важное, хоть и неизвестное для многих, есть в каждом психосоматическом единстве человека. Наши греховные наклонности, то есть наши слабости, как и всё наше тело и душу, мы должны сделать сосудом и яслями. Ибо именно в этот сосуд, эти ясли, эту низость и греховность посылает Бог Отец своим Духом своего Сына, который пришел в этот мир спасать не праведных, а грешных. Нашу слабость и вину мы не превозможем без Бога. Здесь мы имеем в виду не только женщину, сделавшую аборт, но также и мужчину, который настаивал на нём. Возникает вопрос: можно ли найти и познать целителя Христа в наших физических и душевных потребностях? Думаю, да. Лечить трудные послеабортные неврозы у женщин и мужчин можно только при помощи Бога. С Его благоволения удастся преодолеть преимущественно подсознательное, но большое сопротивление против Бога, против целебной силы Христа, получить прощение и возвращение к нормальной жизни. Необходимо часто повторять, каждый день: Бог не допустит, чтобы человек окончательно умер. Христос - абсолютная любовь, которая никогда не проходит и не ослабевает. Любовь Бога к каждому человеку делает невозможной вашу смерть и смерть вашего ребёнка, если только вы раскаетесь в вашем поступке и отвернётесь от греха. В своём вечном величии Господь приглашает к себе в бессмертие каждого человека. Именно непонимание того, что человек - это храм, в котором находится Христос, является причиной того, что многие люди не уважают сегодня человеческую жизнь.

    3. Итоги

    Жизнь человека начинается, как с христианской, так и с научной точки зрения, с момента зачатия. Бог "выращивает" каждого человека в лоне его матери. Заповедь Божья: "Не убивай!" запрещает мужчине и женщине собственноручно прерывать жизнь своего ребёнка, брать на себя ответственность за смерть человека. Бог знает, что это им непосильно. Если женщина всё-таки нарушила эту Божью заповедь и теперь страдает, раскаивается, - ей необходимо искать милосердия, прощения и любви у вечного Бога, что Сам сказал: "Если твоя вина красная, как кровь, я могу сделать её белее снега".

     

    Невозможность получить профессию акушера для тех, что отказываются принимать участие в аборте

    Д-р Арнольд Гюрлиманн-Ландолът, Штефа

     

    Намерение советника города Цюриха поддержать новые ограниченные условия приёма в школу акушеров при университетской больнице поразило меня. Говорилось о том, что в школу не будут принимать кандидаток, которые не хотят в будущем ассистировать во время абортов. Заведующая вышеупомянутой школы, обосновывая это новое распоряжение, употребляет понятие "толерантность". Это для меня цинизм, который глубоко ранит каждого будущего медика - медсестру или санитара, которые выступают против абортов. Двадцать лет тому назад я ассистировал в одной больнице города Цюриха во время прерывания беременности. Через чревосечение из матки удалили зародыш и бросили в посудину. То, что там шевелилось, не было "скоплением клеток". Это был маленький четырёхмесячный человек, который имел всё необходимое для жизни, как это мы показываем нашим детям в книге Леннарта Нильссонса "Развитие ребёнка". Вид этого маленького человечка запал мне глубоко в душу. Эта операция удручила меня. С того времени мне стало понятно, что это моя первая и последняя помощь во время прерывания беременности - этого завуалированного термина для убийства. Мой тогдашний главный врач, который сам душевно страдал, проводя такие операции, понимал мои мучения совести и уважал мое решение. Вот почему вышеупомянутое новое распоряжение советника города Цюриха так глубоко поразило меня. Надеюсь, приёмная комиссия акушерской школы будет толерантной не только к беременным, которые хотят избавиться от своих детей, но также и к будущим медикам, которым совесть и клятва Гиппократа запрещают убивать человеческую жизнь.

     

    Аборт - самовольное, пренебрежительное действие против воли Божьей

    Криста Мевес, Уельцен

     

    Криста Мевес изучала философию в университетах Бреслау и Киль, госэкзамен сдавала в Гамбурге, психологию изучала в психотерапевтических институтах в Ганновере и Геттингене. Профессия - детский и молодежный терапевт в Уелъцене, соредактор еженедельника "Райнишер Меркур".

    Исследования беременности до рождения ребёнка и генетика доказывают, что каждый человек с момента оплодотворения является настоящим человеческим существом. Эти выводы подтверждает христианское учение, согласно которому человек - Божье создание, призванное стать дитем Господним. Быть детьми единого Отца - делает нас, людей, братьями и сестрами, которым Бог заповедал взаимно любить друг друга и уважать. Отсюда и запрет убивать. Кроме того, аборт означает противопоставление воле Бога, которая зовет человека к жизни, своей человеческой воли. Согласно с христианским учением, аборт является самовольным, пренебрежительным действием против воли Бога, а потому это грех, отступничество от Него. Из своего терапевтического опыта знаю, что женщины, даже если они неверующие, ощущают после аборта депрессию, обусловленную чувством вины. Часто она исчезает только тогда, когда женщина снова забеременеет и доносит ребёнка (что является, в определенной мере, её покаянием).

    Психические последствия аборта
    Д-р философии Мария Симон, клинический психолог, обследовала 110 женщин в университетской женской клинике г. Вюрцбурга, Германия

     

    Неверным является утверждение о том, что психические последствия аборта - не частые или кратковременные. Психосоциальные анкеты женщин после легально проведённого аборта подтверждают тяжесть этой операции. Аборта без риска не бывает. С одной стороны, речь идет о смерти неродившегося ребёнка, а с другой, беременная женщина совершает то, что диаметрально противоречит её женственности и материнскому инстинкту. Так как аборт - это противоестественный акт, который противоречит природе женщины, её назначению, она попадает в психологический конфликт с собой, окружающими людьми и миром. Женщина теряет во время аборта своего ребёнка, а не эмбрион. Поэтому в психосоциальной консультации во время конфликтной беременности она отвергает альтернативное предложение об усыновлении её будущего ребёнка, аргументируя это так: "Я не отдам родного ребёнка, свою плоть и кровь, на воспитание чужим людям. Лучше я сделаю аборт". Обусловленный абортом психологический кризис у женщины намного тяжелее, чем, например, потеря груди. Ведь это только часть тела женщины, а неродившийся ребёнок - это единственная в своём роде уникальность, которую лишила жизни её родная мать. Психические последствия аборта (это подтверждают 80% из ста опрошенных женщин) намного тяжелее, чем физические, потому что они почти не поддаются лечению.

    Чувства раскаяния и вины, самообвинения, частая смена настроений и депрессии, немотивированный плач, страх и ужасные сны

    Часто психические расстройства сопровождаются различными физическими болезнями: нарушением ритма сердца, частым изменением давления крови, мигренью, расстройством желудочно-кишечного тракта, судорогами в нижней части живота, нарушением сна и т. д. Около 60% опрошенных женщин ощущают после аборта вину за содеянное. Часто женщины жалуются на вегетативные расстройства нервной системы, которые начинаются после операции. Частично имеются в виду соматические и психосоматические недуги. Чувство вины проявляется в изменённой форме, переходя в физические страдания. Специалист Босс считает, что чувства страха и вины в большинстве случаев откладываются в тайные закутки тела, а тогда заявляют о себе болезнями различных органов или неврозами. Выглядит так, что конфликт происходит на соматическом уровне. Об изменениях настроения и депрессивном состоянии, что обязательно имеет место после аборта, свидетельствуют 35-40% опрошенных женщин. Часто женщины вынуждены лечиться амбулаторно или стационарно. Появляются мысли о самоубийстве, которых не было перед абортом. Некоторые женщины уже не надеются на что-то хорошее в будущем. Они заставляют себя работать, а до аборта делали это с радостью. Иногда не видят никакого выхода из трудной ситуации. Приблизительно 35% женщин "беспричинно" плачут после аборта. Одна пациентка начинала плакать при каждом воспоминании об аборте, хотя сделала его четыре года назад. Потом ей вроде стало легче. Но временами она глубоко скорбит и находится в депрессивном состоянии, плачет за утраченным ребёнком, в особенности когда видит ровесников своего неродившегося малыша. После аборта около 30% женщин ощущают беспричинный страх. В ужасных снах непосредственно после аборта и некоторое время спустя они видят умерших грудных детей, без кожи, покалеченных, обезображенных. Больше половины опрашиваемых женщин чувствуют себя после аборта нездоровыми, нервными, неуравновешенными. Они не могут обрести утраченный внутренний покой. Одна пациентка рассказывала, что время после аборта было для неё ужасным. Она чувствовала себя внутренне погибшей. Другая женщина считала свою жизнь полностью потерянной. Ещё одна сказала, что её здоровье пошатнулось: "Никто не знает, как тяжело после аборта. С того времени у меня нервные судороги. Аборт я не сделала бы больше никогда". Часто женщин мучает такой вопрос: "Правильно ли я поступила тогда? Может, это был настоящий человек? Что сделали врачи с моим умершим ребёнком? Что с ним случилось?" Или: "Я думаю о своём ребёнке, когда вижу женщин с детьми. Я виновна, ибо уничтожила жизнь". Против возражения, что приведённые цифры потому такие высокие, что, возможно, опрошенные женщины были в большинстве своём верующие, свидетельствуют сами пациентки. 48% опрошенных женщин считают себя христианами, но 33% из них не относятся ни к одной конфессии и не ходят в церковь. Женщины-католички рассказывали, что они после аборта несколько раз исповедовались, но всё же не ощутили значительного психологического облегчения. Следовательно, психические последствия аборта вызваны не религией, а собственной совестью. Женщин угнетает само воспоминание о сделанном аборте. Они стараются отыскать способы, которые защитили бы их от чувства вины, раскаяния и депрессии. В большинстве своём они представляли себе аборт как необходимое средство от депрессии, которая наступила вследствие незапланированной беременности. А произошло наоборот: женщины только после аборта узнали, что такое настоящая депрессия. Интеллигентные женщины тяжелее, более осознанно переживают абортный конфликт. На консультациях во время нежелательной беременности они реагируют чутко, по-матерински и являются более ответственными. Они значительно чаще готовы доносить ребёнка. Проявляют больше рассудительности и понимания психологических аргументов, чем менее духовно зрелые женщины. Если они всё-таки прерывают беременность, то воспринимают аборт очень тяжело. Неинтеллигентная или духовно инфантильная (незрелая) женщина - малочувствительна вплоть до тупости, не несёт ответственности за свои слова и поступки. Она или истерична, или печальна. Во время консультации поражает то, что такая женщина очень редко хорошо относится к своему будущему ребёнку. Поэтому она чаще, чем духовно зрелая женщина, делает аборты. После аборта больше склонна к тому, чтобы забыть все проблемы, а конфликт свести к вегетативно-невротическим расстройствам.

     

    Жизнь ребёнка - неприкосновенна Мы не можем свободно ею распоряжаться

    Д-р медицины Рудольф Еманн, главный врач гинекологической клиники-больницы кантона Штанс, Швейцария

     

    Если отец ребёнка, узнав о беременности своей партнёрши, остаётся в стороне, женщина оказывается в безвыходной ситуации. Если же мужчина рад беременности, женщина идёт на аборт в редчайших случаях. Но когда он заявляет женщине: "Беременность - это только твоя проблема", тогда аборт для женщины становится единственным выходом. Опыт показывает, что союз мужчины и женщины часто распадается после аборта, который несовместим с безупречным партнёрством. Часто мужчина покидает женщину только потому, что он не может вынести её мучения совести. Я не знаю женщины, которая могла бы собственными силами побороть негативные последствия аборта. С этой мыслью соглашаются много специалистов этой проблематики, например, Сьюзен Стенфорд, которая очень детально описала постабортный синдром, Карин Струк и другие. Мы пришли к выводу, что единственная возможность победить последствия аборта - это христианское прощение. И откровенно говорим об этом женщинам, поощряя их довериться душпастырю, чтобы через Божье прощение заново начать жизнь. О том, сколько бед может принести ПАС, свидетельствуют исследования, проведённые в Германии: 80% женщин страдают от психических последствий аборта! Каждый современный человек должен знать, что человеческая жизнь начинается с зачатия и от того момента вплоть до естественной смерти неприкосновенна. Мы не имеем права убивать человека. Нам запрещает это Господь в одной из Десяти Заповедей, данных через Моисея всем людям, равных которым нет в моральных директивах человечества. Именно этими заповедями нужно руководствоваться людям и в своих половых отношениях, чтобы избежать многочисленных абортов.

     

    Аборт - насилие над женщиной

    Криста Гайнелъ, группа самопомощи "Рахелъ", Франкфурт, Германия

     

    Криста Гайнсль уже много лет исследует в Германии состояние женщин, сделавших аборт. Их душевные страдания очень глубоки. В группу самопомощи "Рахелъ", о которой заботится фрау Гайнелъ, обращаются женщины, которые не могут найти выхода из своих сложных ситуаций и ищут помощи. К сожалению, группа самопомощи пока что недоступна для широких кругов общественности, ибо вынуждена работать дискретно (с перерывами). Целью этой группы является:

        1. Выявить послеабортный синдром, то есть "травму после аборта", и ликвидировать её.
        2. Проводить соответствующие беседы с женщинами после аборта.
        3. Помогать и предостерегать.
        4. Пробудить сочувствие общества к неродившимся детям и их "матерям".

    В нижеподанном тексте Криста Гайнелъ проясняет современную идеологию аборта. Женщина - вторая жертва аборта Убийство ребёнка в теле его матери - это грубый акт насилия. Всегда есть две жертвы аборта: ребёнок, которого насильственно убивают, и мать, которая становится душевным и физическим "инвалидом" на всю жизнь. Физические и психические последствия аборта - страшные и, к сожалению, малоизвестные. Аборт - это смертельный эксперимент. Убивая своего неродившегося ребёнка, мать, несомненно, попадает в кризисный период, так как материнство является сущностью женщины, её организм готовился дать жизнь, уже давал питание младенцу. И вдруг в один миг всё оборвалось. И это с согласия той, которая больше всех должна была бы защищать крохотную жизнь. Поэтому "война" в организме женщины так ощутима - война с собой. Кроме того, секс никогда не сможет заменить женщине материнства. Она от природы осознает свои обязанности, больше готова к пожертвованию, чем мужчина, в частности, когда речь идёт о жизни и интересах семьи. 80-87% женщин беременность кажется нежелательной под негативным влиянием их окружения. 86% абортов мотивированы большим давлением извне.

    1. Давление со стороны отца:

    (От эмоционального давления вплоть до физического насилия) Примеры психического террора: "Я тебя оставлю!" - "Или ребёнок, или я!" - "Я тебя убью!" - "Его нужно убрать!" - "Об этом я позабочусь!" - "За что ты будешь жить со своим ребёнком?"- "Докажи, что это мой ребёнок!" и т. п. Примеры физического насилия: Избиение. Женщину буквально тянут в клинику абортов.

    2. Давление окружения:

    Родителей, коллег, знакомых и врачей.

    3. Давление обстоятельств:

    Финансовая неуверенность, нужда, небольшая жилая площадь и т. п. Сегодня семьи с четырьмя и более детьми считаются асоциальными. А таковыми они часто становятся за неимением квартиры, из-за финансовых затруднений, сегодняшнего стиля жизни, который ориентируется только на потребление.

    Беременность - своеобразная подавленность, стресс

    Во время гормональных изменений в организме женщины на ранней стадии беременности, что сопровождается физическим и душевным стрессом (детский организм уже руководит гормонами матери), женщина вынуждена принять ответственное решение. Она не готова к этому из-за своего физического и психического состояния. Это для неё - чрезмерное требование ! Часто стресс в период ранней беременности переходит в панику под воздействием близких людей. В группах самопомощи "Рахелъ" приходится постоянно слышать: "Всё это было, как во сне!" - "Времени было так мало!" - "Никого не было рядом, чтобы нам помочь!" - "Пока мы думали, ребёнка не стало!" - "Всё случилось так быстро!" Только очень сильные личности и зрелые женщины могут выдержать это давление без помощи. К аборту также приводит незнание: а) о состоянии развития ребёнка, б) что конкретно происходит во время аборта, в) как происходит аборт. Женщины, у которых нежелательная беременность, похожи в чём-то на раковых больных. Эти больные не хотят верить установленному диагнозу, хотя и знают, к чему все идёт.
    Кардинальные изменения в поведении женщины и душевные страдания

    После аборта женщина "становится не такой", кардинально меняется, так как аборт противоречит её природе. Будто тёмная тень ложится на её душу. Незнание не защищает от последствий аборта! Часто женщины не связывают возникшие проблемы с искусственным прерыванием беременности. Ведь тема аборта и его последствий в нашем обществе - табу. Об этом не говорят! Постабортный синдром (травма после аборта) в мире научно исследован и представлен общественности С. Стенфорд, В. Руе, А. Шпекгарт, проф. П. Петерсеном, М. Фурх, д-ром М. Симон и многими другими. Психические последствия аборта подобны бомбе замедленного действия. После возможного внезапного "облегчения" после аборта женщина со временем становится всё более психически подавленной. И наоборот, во время усыновления её ребёнка другими людьми первоначальная боль, которая остро ощущалась после разлуки с ребёнком, со временем ослабевает. Уже в 1984 году 78% женщин раскаивались в том, что сделали аборт. Тогда об этом так и не узнала общественность. Но ведь аборт обусловливает индивидуальные изменения и целый комплекс душевных расстройств и психосоматических заболеваний. Для того, чтобы ликвидировать послеабортный синдром и оздоровить женщину, необходимо сначала вывести его из подсознания на свет Божий. Женщинам это очень трудно сделать! Но вину, что нуждается в прощении и утешении, нельзя вылечить никакими иными методами. Часто женщины не могут простить сами себе. Поэтому им трудно принять прощение.

     

    Анкета

     

    В группе самопомощи "Рахелъ" собрали анкетные данные относительно последствий аборта для женщин. Из этой анкеты следует, что: • сотни тысяч женщин были и остаются беззащитными перед окружающими людьми и обстоятельствами. Они одиноки, когда в их теле зреет маленький человечек, для которого будто нет места на этой земле и нет основания для его существования - он нежеланный; • женщины не могут забыть своего так никогда и не увиденного ребёнка; • последствия аборта им приходится переживать в одиночку; • женщины пытаются забыть это печальное событие, но это им не удаётся. Современные женщины должны действовать в нашем обществе, ориентированном на потребление, только против своей воли. В современном мире материальные ценности и мышление однозначно направлены против достоинства и уважения человеческой жизни.

    Кто манипулирует? Кем являются жертвы?

    Многочисленными манипуляциями средства массовой информации стараются навязать нам современный образ женщины, который противоречит правде, лишённый любви, достоинства, человечности вообще. Если заменить любовь сексом, тогда теряется образ правдивой человечности. Люди, безразлично, женщина это, ребёнок или мужчина, становятся ничего не значащими объектами. А потому их можно продать по сниженным ценам или манипулировать ими. Занижение ценности человека, отсутствие глубокого уважения и ответственности за собственные поступки характерны для нашего времени. Последствиями этого являются насилие, жестокое отношение к детям и злоупотребление ими. Эти вопросы также остаются на сегодня табу, подобно как и последствия убийства неродившегося ребёнка. Если мы честно спросим себя, почему нас, с одной стороны, агитируют за сексуальную свободу и "безобидные методы" аборта, а с другой (несмотря на сексуальное воспитание в школе), старательно скрывают последствия аборта, у нас возникнет подозрение, что нами манипулируют. До этого времени негативные психические и физические последствия аборта через вакуум или иным методом просто отрицались. А теперь вдруг признали пилюли "RU 486" как "замечательное безопаснейшее" средство убийства. Невольно возникает вопрос: "Кто использует эти манипуляции? Кто зарабатывает на этом?"

    Кто заинтересован в том, чтобы женщин:

    - Использовать как сексуальные объекты для разнообразных потребностей?
    - Сделать потребителями пилюль, спиралей, "RU 486", а также других противозачаточных средств?
    - Превратить в потенциальных пациентов психиатрических клиник и зарабатывать на этом?
    - Видеть постоянными пациентами абортных клиник?

     

    Кто много зарабатывает на женщине?

    В абортах заинтересованы промышленная отрасль, коммерческие структуры, которые используют абортные остатки как сырьё. Как может человек жить против своей природы? Какую цену он заплатил за это? Кроме тела у человека есть также душа и дух. Именно они определяют его суть. Если мы отвергаем Бога в нашей жизни, тогда мы с нашей свободой разрушаем сами себя. Из отрицания Творца вытекают: а) отрицание человеком единства тела, души и духа; б) умаление достоинства человека и его права на жизнь. Эгоизм, испорченность, боль и смерть возникают будто сами по себе. Аборт как форма насилия оказывает содействие этому процессу пренебрежения и отрицания. Есть, конечно, женщины, позволяющие собой манипулировать, испорченные женщины, которые требуют для себя и своих детей сексуальной свободы. Но они являются представителями крикливого меньшинства.
    Обращаемся к женщинам, которых принуждают сделать аборт, которые страдают от этого насилия и очень хотели бы отказаться от убийства своего ребёнка. Также к женщинам, которые вынуждены были сделать аборт и страдают от его последствий, как и к тем, что получили прощение и помощь после аборта!
    От имени женщин из группы самопомощи "Рахиль" просим:
    во-первых, предоставить точную информацию о своих чувствах, влиянии окружения и обстоятельств до аборта и его последствиях.
    Во-вторых, оказывать содействие в организации групп самопомощи, в которых женщины смогут преодолеть послеабортные травмы.

     

    В начало


        "Плач Рахили"

    Свидетельства женщин о себе и своих неродившихся детях

     

    Все эти свидетельства автентичны и говорят сами за себя. Не все женщины, возможно, умеют передать на бумаге свои чувства, но все они осознают то, что во время аборта был убит их собственный ребёнок.

    "Мне кажется что я стала роботом и выполняю любую работу механически. Я не могу искренне радоваться, смеяться, даже плакать! Для меня всё теперь безразлично!" А.Г.С.

    "Все советовали мне: "Сделай аборт!" Только мои ближайшие подруги говорили: "Сохрани ребёнка]" Ибо они сами стали жертвами аборта и сегодня часто повторяют: "Теперь мы бы этого не сделали!" Ф.О.

    "После аборта мне всё время казалось, будто я в оковах! Я ощущала постоянный страх и начала задыхаться. А врачи не видят никакого отклонения!" О. Б.

    "Я чуть не истекла кровью во время аборта! А моя душа кровоточит и сегодня!" Б.В.

    "Сначала врач дал мне надежду на материнство, и я была очень счастлива этим! Но мой парень переговорил с ним, и врач направил меня в клинику абортов! Друг вынудил меня пойти туда. После этого я только кричала и плакала, но должна была остаться там. Мой парень на это сказал: "Не притворяйся! Тысячи женщин делают аборт, а ты не можешь?" Он ударил меня и бросил! С тех пор у меня единственное желание - ребёнок!" С. В.

    "Семь недель тому назад я избавилась от своих близнецов. И теперь день и ночь я думаю об этом. Своему партнёру я так надоела со своими мучениями, что он меня несколько раз избил. Я бы даже заплатила тому, кто бы меня выслушал". М. В. "Оказывается, другие женщины тоже страдают. Мне стало легче от этого. Я думала, что я такая одна, ведь никто об этом не говорит". О. Р.

    "Тогда у меня не было выбора, - так я по крайней мере думала. Но ещё раз я бы никогда не сделала аборт". И. В.

    "Когда забеременела, думала лишь о себе, а не о будущем ребёнке и отце. Моё решение было твёрдое. Без денег и квартиры моя ситуация казалась мне безвыходной. Но, лёжа в клинике на кресле, я не ощущала облегчения. Моё тело оцепенело: не помню, ощущала ли я боли, только с ужасом смотрела на ведро с отходами возле кресла. Там были останки моего ребёнка, который хотел жить, уже жил во мне, а я его безжалостно позволила убить. Только теперь я поняла, что мои собственные "безвыходные" проблемы - ничто по сравнению с человеческой жизнью". В. Т.

    "Пять раз я делала аборт. Это было как нарочно: беременность, а после неё. снова аборт! Будто я хотела кому-то, а прежде всего себе, доказать, что аборт - это обычное дело. Забеременев в шестой раз, я уже не смогла решиться на очередного аборт, хотя моё положение и в настоящее время было не из лучших. Я родила ребёнка! Сегодня, в 33 года, я - одна большая руина!" С. В.

    "После многих выкидышей я вынуждена была на протяжении всей своей беременности лежать в кровати, иначе не родила бы ни одного ребенка, а их. у меня трос. Но я никогда не связывала это с абортом. Об этом я узнала только теперь". Н. В.

    "Через несколько часов после аборта у меня начались сильные боли. Кроме того, я истерично плакала за своим ребёнком и чувствовала себя очень одинокой" Это продолжалось длительное время. Врач сказал: "Это же было ваше решение". Вас же никто не принуждал делать аборт. А о последствиях вам нужно было думать заранее! Осложнения всегда возможны!" Но о них меня никто не предупредил". С. Е.

    "После якобы легкого и безболезненного аборта я в течение многих недель ощущала ужасные боли. "Всё это фантазия! Не притворяйся!", - говорил мой друг. "Это невозможно", - уверял врач. Я была очень больна, а мне никто не верил". Н. В.

    "Аборт - это пустячок", - уверяли меня как врач, так и консультант! Что это не так, я поняла потом, когда мой умерший ребёнок лёг, как тень, на мою душу... Аборт уничтожил мою собственную жизнь". Б. Г.

    "Ужасные сны мучают меня после аборта каждую ночь. Я даже, об этом не могу спокойно говорить. Куда ни гляну - мёртвые дети!" П. С.

    "Если бы женщины до аборта знали о последствиях, не один врач остался бы без работы". Р. Б.

    "От тоски по своему умершему ребёнку я принимала много лекарств, употребляла алкоголь, а потом наркотики. Ник то не в силах мне помочь. И моему ребёнку никто больше не поможет". Г. С.

    "После аборта я пыталась покончить жизнь самоубийством". А. В.

    "Врачи убили моего ребёнка. Об этом узнала только после аборта". П. Р.

    "Все говорили: "Сделай аборт!" Но никто не предупредил, что я утрачу своего ребёнка, свою душу, свою радость, свой покой и своё здоровье". I. Е.

    "Моя мать и тогдашний друг буквально затащили меня к врачу. И вот результат - мой младенец мёртв!" И. Ф.

    "После аборта для меня ничто в жизни уже не имеет никакого значения". С. Б.

    "Троих детей я позволила убить, чтобы удержать своего жениха, но он всё-таки ушёл от меня! В 26 лет я осталась сама, на развалинах своей жизни: больная, детей нет, профессии тоже... остались только тени!" Д.. Л..

    "Если бы я поступила так, как хотел мой друг, я бы лишила жизни еще своего второго ребёнка. Но я этого не допустила. Он меня покинул, но мой ребёнок живёт, слава Богу!" М. К.

    "После аборта от воспаления в нижней части живота у меня много недель держалась высокая температура. Никто, кроме меня, не знал, почему!" Г. Ц.

    "Единственного ребёнка, которого могла бы родить, я убила!" С. Б.

    "Каждая менструация напоминала мне о ребёнке, и всё начиналось сначала: мигрень, страх, боли, постоянные, слезы! Я просто не могу выйти из этого заколдованного круга". Г. Р.

    "После аборта я просто ненавижу своего партнёра, мне отвратительны все мужчины и любые половые отношения". Ц. Б.

    "Сделав аборт, я ненавижу мужчин". Г. Д.

    "По состоянию здоровья после аборта я вынуждена была бросить работу. Я обливалась потом, "беспричинно" то краснела, то бледнела, у меня дрожали руки, как у алкоголички". Ц. Р.

    "После знаем больше, чем раньше!" С. Р.

     

    Скорбь по своему ребенку

     

    Я отношусь к тем женщинам у которых аборт вызвал большие душевные проблемы. Операция была проведена на 16 неделе беременности. Тогда мне было 30 лет, и у меня не было детей. Во время ультразвукового обследования было установлено, что у ребенка, которого я ждала, патология (киста в мозге). Консилиум врачей сообщил мне, что ребенок после рождения будет не жизнеспособным. Для меня этот диагноз стал трагедией, ведь я никогда не увижу ребенка, к которому уже испытывала глубокое чувство. Кроме того, мне, по моему мнению, нужно было принять нечеловеческое решение. Одна альтернатива состояла в том, чтобы доносить ребенка и утратить его вследствие определенной, но естественной смерти. Другой альтернативой, одобренной большинством врачей, был аборт. Мои чувства к ребенку удерживали меня от аборта. Но продолжение беременности не имело смысла. С каждым движением ребенка в животе обострялись бы скорбь и отчаяние. Большинство людей моего окружения считали аборт наилучшей развязкой. И я в конце концов решилась. Все, кто знал мою проблему, очень быстро забыли о ней; для меня же душевные мучения остались, наверное, навсегда. Прежде всего это была скорбь по моему ребенку. Я так сильно ощущала эту потерю, как будто умерло мое родившееся дитя. Непосильным бременем для меня было также то, что я как мать была виновна в том, что жизнь моего ребенка стала на несколько месяцев короче, чем могла бы быть. Кроме того, меня мучило то, что это была неестественная смерть ребенка. Хотя я и понимала причины, которые побудили меня к аборту, все же презирала себя за то, что уклонилась от испытания и выбрала аборт - убийство. Конечно, эти мои чувства негативно повлияли и на мою супружескую жизнь, так как у моего мужа еще не развились во время моей беременности какие-то чувства к будущему ребенку. Так что он не очень понимал меня. Хотя после рождения здорового ребенка (через 14 месяцев после аборта) я была очень счастливой, вышеописанные чувства возвращались снова. Только через контактирование с группой самопомощи "Рахиль" я узнала, что другие женщины тоже переживали подобное. Это помогло мне решить мою проблему и возвратило уважение к себе самой. И всё же я скорблю по своему первому ребёнку.

    Крик моей души

    Вчера вечером мне снова было плохо из-за сделанного аборта. У меня такое впечатление, что я схожу с ума. Тогда я слышу в себе крик за кем-то, кто бы меня понял, утешил и простил.

     

    Отсутствие данных относительно абортов в Восточной Европе

    Психические последствия аборта у женщин стран Восточного блока

     

    Относительно сравнения психических последствий аборта нужно отметить, что мне неизвестны соответствующие исследования из стран Восточного блока, несмотря на мои поиски. Учитывая то, что там имеется наибольший опыт в проведении легальных абортов, - это очень странно. В СССР аборт впервые легализировали 8.11.1920 г. Мне обратили внимание на сообщение в журнале "Medical Tribune". Под заголовком "Прекращение беременности - это травма для женщины" помещалось сообщение о докладе па III Международном конгрессе психосоматической медицины, акушерства и гинекологии в Лондоне, на котором выступил югославский врач Стоянович. Он доложил о своих обследованиях в Белграде 140 незамужних и 100 замужних женщин до и после аборта, об их отношении к этой операции и последствиях после неё. Не уточняя данных, он сообщает об итогах на основе тестов (Wood-worth-Mathews-Test, Cornel Test). Прерывание беременности как для состоящих в браке, так и для незамужних женщин является, по его мнению, душевной травмой, которая может привести к депрессии и скрытому психозу. К сожалению, я не мог получить оригинал доклада Стояновича.

    Вильфрлд Бук, "Психическое состояние после легального прерывания беременности". Отрывок из диссертации, 1976 г., Ганновер, Германия

     

    Без единого шанса

     

    Когда мой муж несколько лет тому назад умер после страшных мучений на моих руках, мне припомнился аборт моего ребёнка. А случилось это больше 20-ти лет тому назад. "Как должен был этот ребёнок бороться со смертью, - подумалось мне. - Его никогда не любили, от него даже не осталось могилы. Ничьи руки не держали его в объятиях. Ему не разрешили быть человеком (родная мать, врачи, окружающие и лживое общественное мнение). У этого ребёнка не было ни единого шанса". Осознают ли женщины, что во время аборта они дают разрешение на убийство своих детей? Я не могу поверить в то, что женщина может вынести (без негативных последствий для неё) агонию собственного ребёнка. Если может, тогда она никакая не женщина, ведь это противоречит её природе! А как после этого жить? Ей остаётся только закрыть глаза и уши, перестать думать, если она хочет остаться женщиной. Во время нежелательной беременности женщины слепые, глухие и полусумасшедшие - от паники вплоть до отчаяния. Они верят в то, что у них нет иного выхода. Но аборт их будет преследовать всю жизнь. Отрицая это, они просто прогоняют его из своего сознания. Они это вынуждены делать, лишь бы выжить! Но этим они не вылечат своей души и не избавятся от ненависти к себе. Для оздоровления необходимы честное признание своей вины, искренняя скорбь. Чем старше я становлюсь, тем чаще думаю о своём убитом ребёнке. Женщинл, мать и уже бабушка

     

     

    Я не знаю, что делать дальше

     

    Семь лет тому назад я убила своего ребёнка в своём лоне, хотя и была христианкой. Но в то время я отошла от Бога. Только два года тому назад я, как блудная овца, возвратилась к своему Господу, который милосердно принял меня и простил. Тем не менее уже полгода я снова подавлена. Работа не приносит мне удовлетворения. Я ощущаю в себе пустоту. И снова я далеко от Бога. Отделилась от общины, самоизолировалась, замкнулась в себе. Не знаю, что мне дальше делать: жизнь теряет смысл. Перед Всевышним чувствую себя очень виноватой, в особенности за тот несчастный аборт. У меня даже возникают мысли о самоубийстве. Я их очень боюсь, но не знаю, что делать дальше. Медсестра, 28 лет

     

    Ребёнок растёт, как привидение

     

    Я отношусь к тем женщинам, которые душевно сильно пострадали от аборта. С того времени, как я под давлением окружающих 2,5 года тому назад решилась на этот шаг, чёрная тень легла на мою жизнь. Меня мучают постоянное чувство вины и угрызения совести. Нет человека, которому я могла бы рассказать о своём горе. Ребёнок, которого я согласилась убить, растёт передо мною, как привидение. Я всегда про себя считаю, сколько было бы ему теперь лет, представляю его. Для меня очень важно понять это наихудшее в моей жизни событие и преодолеть своё чувство вины. Как это возможно, чтобы после аборта так скорбить по ребёнку, а раньше думать только о том, чтобы как можно быстрее избавиться от него?! Для меня это загадка. Кто мне поможет её разгадать?

     

    Я воспринимала это как убийство

     

    Я боялась да и теперь боюсь говорить об этом. Сейчас мне 22 года. Два года назад после изнасилования я забеременела. Когда врач подтвердил мои подозрения, меня как будто кто-то ударил обухом по голове. Я была в отчаянии - 6 недель беременности. В первую минуту не могла собраться с мыслями. Это было для меня слишком тяжело: выбирать между жизнью и смертью. Сначала одна моя подруга сочувствовала мне. Но вскоре она отошла от моих проблем, и я снова осталась наедине со своим горем. Тогда я дала себе слово: никому больше не доверяться, так как боялась, что меня снова оттолкнут. После долгих раздумий, даже мыслей о самоубийстве, я решилась на аборт, хотя очень сомневалась в правильности своего решения, ведь я воспринимала это как убийство. Время аборта приближалось. Я страдала от припадков страха, просыпалась ночью вся потная. Мне снилось, что ребёнок плачет и спрашивает меня, почему я его убила. Эту картину я вижу в снах ещё сегодня. Я не могу от неё избавиться, припоминая себе каждую деталь. Моей первой мыслью после наркоза было - "это ерунда". Но после я плакала не переставая целую неделю. Не в состоянии была чем-то заняться. У меня было единственное желание - выговориться. Я пробовала, но меня всегда отталкивали. Это меня доконало. Я хотела покончить с собой. Но внутренний голос подсказывал мне: "Не сдавайся. Жизнь чересчур дорога, чтобы её отвергать". Тогда я решила забыть об аборте. Должна сказать, что мне это достаточно "хорошо" удалось: стоило мне увидеть маленьких детей или беременных женщин на улице, как я отворачивалась. Я не могла их видеть, чувствуя себя мерзкой и грязной. Представляла себе, каким был бы мой живот сейчас, если бы... Думала, что можно так жить, смирившись с мыслью, что я убийца... Прошло уже два года, а я всё ещё укоряю себя. Это меня убивает. Через год я поняла, что дальше так продолжаться не может. Я не могла больше прятаться от себя и других. Должна была всё заново передумать, начала собирать материал из разговоров с женщинами, которые тоже пережили аборт. Чем дольше я думала об аборте, тем больше мучило меня чувство вины. Я была вымучена до изнеможения. Часто рыдала. Думала, что у меня не будет больше детей. Стеснялась своего страха и слез, не могла понять, почему мне спустя такое продолжительное время всё ещё так плохо. Мои отношения с людьми тоже изменились. Я стала очень осторожной и критичной. Потеряла много друзей, которые не смогли вынести моей постоянной скорби. Но настоящие друзья все же терпели мои "прихоти", за что я им очень признательна... Знаю лишь одно: если я сама себе не помогу, не поработаю над собой, - пропаду. Считаю себя аморальной, поэтому мне так плохо живётся. Магда, "Помощь после аборта"

     

    Причина для скорби

     

    Абортом не гордятся. Это скорее повод для скорби.

    Уши Гляс, артистка

     

    Годы после аборта

     

    У М., 47-летней женщины, обнаружили опухоль в нижней части живота. Необходимо было удалить матку. Эта операция разбудила забытые чувства и усыплённую вину, которую М. ощущает из-за своего аборта, сделанного 17 лет тому назад. И вот она снова вспоминает это печальное событие своей жизни. М. возвратилась с курорта, где лечила экзему кожи. Домой приехала загоревшая. Впервые за последние годы чувствовала себя хорошо. Больше того, снова полюбила своё тело. Несмотря на уже не очень тёплые сентябрьские дни, она с удовольствием одела платье с короткими рукавами. Прекрасно, что не нужно больше прятать свою кожу. Несколько недель наслаждалась этим состоянием, решив, что так будет всегда. Но вскоре опять начался зуд. М. задумалась: должна же быть какая-то причина её болезни. Поскольку она днём работала, была среди людей, то чухалась преимущественно вечером, когда оставалась в комнате одна. Может, причиной является одиночество? М. видела фильм про пленных, которые от скуки и отчаяния расцарапывали свою кожу до крови. Не происходит ли с нею что-то подобное? М. наблюдала за собой дальше. Нет, даже когда она находилась среди людей, зуд нападал на неё, но на роботе она сдерживалась. Лишь в присутствии своей сестры она позволяла себе такое. Сестру это ужасало. Поэтому в дальнейшем чухалась только тогда, когда была одна. М. поняла: внезапный рецидив болезни являлся доказательством того, что излечение возможно только при выяснении причины недуга. М. обязана её обнаружить. Иначе - снова лечение?

    "Прочь! Теперь я свободна"

    Вечерами М. долго не могла заснуть. Проснувшись ночью, замечала, что плачет. Тогда вспоминала о телевизионной передаче, которую смотрела вечером, и... аборте, своём аборте, чухая при этом свою руку. В этом не было ничего удивительного, ибо она уже привыкала к зуду. М. старалась в последнее время не обращать на это внимание. Но теперь она поняла: чухая себя, она думала об аборте, и ей припомнились слова, которые она выкрикнула во время операции: "Вы вырываете мне сердце". Вцепившись в свою кожу, думала тогда: "Я вырываю себе кожу". М. ощущала, как её тело потянулось вниз, как его дергали и рвали. А когда всё закончилось, её пронзил толчок. "Прочь! Я свободна", - подумалось тогда. Этой ночью, почти через 20 лет после аборта, М. поняла, что причиной её недуга был аборт. Осознание этого хоть на миг дало ей ощущение освобождения от болезни.
    Жаннетт, "Помощь после аборта"

     

    Разрешение на адаптацию

     

    Я только развелась, когда в начале 1981-го "случайно" забеременела. Было мне тогда 32 года. Жила с двумя 10-летними детьми (брачным сыном и воспитанницей). 10 лет была домохозяйкой, теперь снова начала работать по специальности, а через год должна была сдавать государственный экзамен. Уже два года у меня был "друг". Наши отношения складывались иногда очень тяжело, но были в них и положительные моменты, поэтому я была уверена, что люблю этого человека и смогу построить с ним свое будущее. Иногда у меня возникало желание иметь общего ребёнка с ним, но я тут же подавляла его, а потом и вовсе забыла, ибо в жизни побеждает практицизм. Сегодня я вижу в как-будто нежелательной беременности победу своего подсознания, которое требовало, согласно моему женскому призванию, надлежащего места. Когда я "нежелательно" забеременела, стала совсем беспомощной. Надеялась, что сообщу об этом своему партнёру и он поддержит меня. Но он сказал мне сделать аборт. Я будто оцепенела и тут же порвала с ним отношения, которые "умерли" после его заявления, но сделала так, как он посоветовал. Только через много лет, думая об этом, поняла, что с аборта началось мое психосоциальное падение. В бессмысленном и безнадёжном состоянии депрессии мне стало ясно, что я убила ребёнка, которого на самом деле желала. Я не могла жить дальше с этим бременем вины, а поскольку тогда не знала милосердного Бога, который бы снял его с моей души, мне оставалось только одно: забеременеть снова. Я осуществила это, не учтя, что этот ребёнок никогда не заменит предыдущего, которому я не позволила родиться, и что я теперь не смогу "нормально" воспитывать его из-за своих болезненных переживаний. Ещё во время беременности осознала жестокую действительность. Я ужаснулась и знала только то, что на аборт я уже никогда не решусь. После долгих и мучительных раздумий, борьбы с собой решила взять разрешение на адаптацию. Побудило меня то, что мой ребёнок вырастет в здоровой обстановке, подальше от психических расстройств своей матери. Это, пожалуй, было самое трудное решение в моей жизни, но я сумела его принять и с помощью Бога привести ребёнка на свет. Не буду скрывать, как невыразимо тяжело было для меня разлучаться с деткой. Прошло много недель, пока я убедилась, что могу снова улыбаться и радоваться. С тех пор, как мне сообщили адрес места адаптации, я поняла, что мое решение было правильным. Моя маленькая дочь живёт, развивается очень хорошо, а я спокойна. Обрести покой можно только тогда, когда верим в Бога, который единственный может изменить все наши дела к лучшему.
    Руководитель группы самопомощи "Помощь после аборта"

     

    Соучастники

     

    "Я знала, что нуждаюсь в помощи. Но не могла обратиться ещё раз в ту консультацию, где мне посоветовали сделать аборт. Они были соучастниками убийства, ибо не остановили меня в решающую минуту, а подтолкнули к нему".

    Почему меня об этом никто не предупредил?

    Снова и снова спрашиваю себя, почему никто мне не сказал, что меня ожидает после аборта? Неужели врач, консультанты, мои родители, подруги, мой муж не знали, что будет потом? Когда два года тому назад мне "советовали" сделать аборт, все утверждали, что это - наилучший выход для меня и моего ребёнка! А теперь мой грудной ребенок мёртв, а я - в отчаянии! Я не могу ни спать, ни улыбаться. Никто меня не понимает! Тогда у меня не хватило сил противостоять всем. А сегодня я одинока в своей скорби и раскаянии. Пусть все люди знают, какая это страшная вещь - аборт. Я постоянно хочу куда-то бежать, от чего-то прятаться, но мысли быстрее меня, они всегда догоняют. Страшные боли мучают мое тело, а мысли - душу! Почему мне об этом раньше никто не сказал?

    Ютта, "Помощь после аборта"

     

    Негативные последствия аборта замалчиваются

     

    Многие женщины пережили подобное после аборта, но не говорят об этом, ибо тема эта - в нашем обществе табу. 32 года тому назад я сделала аборт своего первого ребёнка. Я не думала, не знала тогда о последствиях! Врач сказал: "Ничего страшного - небольшая операция, и ваша проблема - решена!" и взял свой гонорар. Так я разрушила за несколько минут на много лет свою дальнейшую жизнь, в результате чего страдала не только я, но и моя семья. По незнанию я не считала свои физические и психические расстройства последствиями аборта. Только из бесед с женщинами, пережившими то же, что и я, мне стало всё понятно.

    Изучение дородового развития ребёнка привело меня к переосмыслению моей предыдущей жизни и к зачислению моих различных физических и психических расстройств к ПАС. Это было мучительно, тем не менее я взяла на себя ответственность за смерть ребёнка и пережила это. Я была удивлена, что все эти симптомы уже научно исследованы и описаны, но, к сожалению, мало известны общественности вследствие: - медицинской терминологии, непонятной для неспециалистов; - медицинской литературы, которая, описывая аборт, скрывает и приукрашивает его сущность; - замалчивания факта убийства неродившегося ребёнка во время аборта и его негативных последствий для матери. Переосмысливая и преодолевая прошлое, возрастала во мне вера в Бога, которая помогала моему внутреннему излечению. Часто женщины не связывают своё физическое и психическое состояние с абортом. Незнание делает нас слепыми убийцами собственного ребёнка. Зато знания помогают как в осознании и классификации симптомов, так и в переосмыслении события. Считаю, что законодательство обязано раскрыть эти связи, чтобы женщины знали правду, даже если это для них неприятно или больно.

     

    У меня на ладони поместились мои дети

     

    Шесть лет тому назад (моим детям было тогда 8 и 11 лет) я забеременела в третий раз. Тогда у нас была довольно маленькая квартира - 60 кв. м жилой площади. Хотя у нас не возникало вопроса об аборте, тем не менее мы знали, что нас ждут большие финансовые проблемы. Прошло несколько недель, пока мы привыкли к этой новости и смогли радоваться нашему новому ребёнку. И вдруг у меня началось кровотечение. В больнице у меня приняли преждевременные роды, и вскоре я держала "на руках" двоих детей (к тому времени мы не знали, что ожидаем двойнят). Я была на 10-й неделе беременности и, честно говоря, не думала о развитии неродившейся жизни в лоне матери. Не могу забыть двоих, уже хорошо развитых детей с маленькими ручками, ножками и личиками - вместе они поместились у меня на ладони. Так я лично убедилась в том, что из меня вышли не родовые ткани (во время аборта до 12 недели беременности употребляют часто такой термин), а двое детей. Прошли годы, пока я переборола эту потерю. Но мне было намного легче пережить это событие, так как ни мы, ни врач не были причастны к смерти этих детей. Марианне, "Помощь после аборта"

     

    Дрожание

     

    В 1966 году я сделала аборт, после чего сначала почувствовала облегчение. Но потом случилось что-то ужасное. Я ощутила панический страх, он овладел мной. Я всего боялась и не могла смотреть людям в глаза. Вскоре началось наихудшее. Я начала вся дрожать. Руки тряслись у меня так, что не могла удержать ложку и нож. Я научилась лгать. В третях говорила: "Я не могу есть, у меня болит желудок". Даже рюмку вина мне приходилось держать обеими руками. Шесть лет я принимала успокоительные лекарства и злоупотребляла спиртным. Я думала, что это уже конец. Анита

     

    Хлопоты после аборта

     

    "Мне 21 год. Я учусь в университете. По разным причинам недавно сделала аборт. С тех пор очень печальна, преисполнена вины. Решение об аборте я принимала с другом. Тогда мы были убеждены, что иного выхода нет. Сейчас мне кажется, что я уже никогда не буду счастливой". Из наблюдений и исследований в психотерапевтической практике вытекает, что такие последствия аборта являются скорее правилом, чем исключением. Многим женщинам после аборта живётся так, как вам. Они страдают от ужасных снов, депрессии и чувства вины. Даже случайно увиденная детская коляска напоминает им об аборте. Не желая этого, представляют себе своего ребёнка в том возрасте, в котором он мог бы уже быть, как бы он улыбался вам, начинал говорить "мама" или ходить. Как объяснить такие тяжёлые психические, а часто и физические страдания после аборта? Они преследуют женщин независимо от веры. Медицина объясняет это так: с момента слияния мужского сперматозоида и женской яйцеклетки начинается новая человеческая жизнь в зачаточном состоянии. Поэтому правдой является то, что аборт - это убийство, и, как каждое преступление, глубоко оседает в нашем сердце. Логически и неминуемо, что психологические конфликты появляются, когда мы нарушаем Божий и общеэтический закон: "Не убивай". Когда женщины после аборта приходят на консультацию, они надеются на своего рода отпущение грехов. Тем не менее в терапевтическом лечении не может быть и речи об устранении вины и успокоении душевных конфликтов. Лечение будет безуспешным, пока женщина ищет какое-то дополнительное оправдание аборту. Терапевт поможет женщине только тогда, когда сумеет убедить её разобраться в своей "скорби" и отыскать утраченный смысл жизни. Однажды ко мне на приём пришла женщина, которая после аборта годами испытывала депрессию. Во время лечения она поняла, что её собственная жизнь - это подарок от Бога, что Он бесконечно любит её, несмотря на все её слабости и грехи. Она стала по-новому относиться к своему страданию и жизни. Если раньше при виде ребёнка её будто парализовало чувство вины, то теперь она в кругу своих знакомых напрашивалась на "дневную мать", заботясь об их детях. Однажды взяла на продолжительное время троих детей одной пары, пока они преодолевали свой трудный супружеский кризис... Одной женщине чрезвычайно тяжело справиться с трудностями после аборта. Ей нужна помощь. Тогда она сможет помогать женщинам, находящимся в такой же ситуации. Я желаю всем женщинам найти друзей, с которыми они могли бы откровенно поговорить и найти у них поддержку, понимание и совет. Если они таких не нашли, советую им обратиться к хорошему терапевту.

    Герман Шверс, "Neue Stadt" №8/9 (август-сентябрь), 1992 г.

     

    Стихи женщин о своих неродившихся детях

    "Второй жертвой аборта является женщина", - сказал Бернард Натансон в своём фильме "Немой крик". Тем не менее кто серьезно воспринимает страдания женщин, которые искусственно прервали свою беременность? Возможно, опубликованные стихи заставят задуматься над этим. Аборт - это что-то другое, вовсе не то, о чем пишут в средствах массовой информации. Необходимо открыть всю правду о нём.

    День после аборта

     

    Дети...
    Откуда берутся дети?
    Куда ни гляну - Я вижу их везде!
    Беременные женщины, матери, дети.
    Так много грудных детей!
    Я раньше никогда их столько не видела.
    Все они напоминают мне о том,
    что случилось вчера.
    Мне посоветовали плохое,
    Это я теперь точно знаю!
    Врачи - это, пожалуй, особые люди!
    "Хотите ли вы иметь ребёнка?"
    "Его может и не быть!"
    "Это не так уж плохо!"
    "Это только маленькая операция!"
    "Нет, консультация не нужна".
    "Я - первоклассный специалист!"
    "А детей и так много - как песка в море!"

     

    Лишь моего ребёнка нет

     

    Вчера я не видела
    иного выхода, кроме этого!
    Сегодня, куда бы я ни пошла,
    - вижу детей!
    А в моём сердце - глубокая боль!
    -----------------------------------------------------------------
    Прошёл только день после аборта Р.М.

    Как это могло случиться?

    Как это случилось,
    что я тебя не узнала?
    Как это стало возможным,
    что я не назвала тебя "ребёнком"?
    Сбитая с толку, загнанная и несчастная,
    я приняла это решение.
    Так ли должно было быть?
    Нет. Так не должно было быть!
    Твоя маленькая жизнь -
    это чудо, это счастье -
    пожертвована другим.
    Никто не возвратит тебя.
    Я обливаюсь слезами не одну ночь.
    Прости меня, мой малютка!
    Прости меня, Боже мой!
    "Если твоя вина красна,
    как кровь,
    Я могу сделать её белее снега",
    - так говорит Господь.
    Благодарю Тебя, Господи, Боже мой! Г.В.

     


    На следующее утро

     

    Я встала и пошла в ванную комнату. "Почувствую ли я боль, если приму очень горячий душ?", - спросила себя. Вытираясь, я ощутила зуд, онемели руки и ноги. Заболело плечо. "Плачь же! Плачь!", - приказывала себе. Но я не могла, я окаменела. Почувствовав почти отвращение к себе, я оделась. На кухне Лаура со мной поздоровалась весёлой улыбкой. Я обменялась с ней несколькими словами и пошла в университет читать лекцию. По дороге заметила, что жизнь людей проходит как обычно; я спросила себя, почему мир не перестал вращаться? Моя личная трагедия казалась мне огромной. Чувство ответственности вынудило меня пойти в аудиторию, где меня ждали студенты, чтобы послушать лекцию: "Теория докторских консультаций". Я сказала себе: "Не подавай вида, что у тебя что-то случилось. Читай так, как это ты делаешь всегда. Всё зависит от того, насколько ты сможешь подавить свои чувства". Я не знаю, смогла бы я сохранить маску, если бы эта тема не была мне хорошо знакома. В начале лекции я основывалась только на документах, потом всё пошло вроде само собой. Началась вторая лекция, и мне казалось, что я читаю, как включенная кассета. Во время перерыва я пошла в кафетерий и купила бутерброд. У меня не было аппетита, но с бутербродом в руке я могла незаметно отлучиться на окраину университетской территории и сесть у озера. Мне нужно было побыть одной, чтобы подготовиться к нежелательным взглядам, вопросам и ещё одной лекции, какую я в этот день должна была прочитать. Зачем я принуждала себя сохранять нормальный ритм жизни? Ведь это была моя собственная вина, что я ощущаю теперь такую боль. И потому я должна выполнять свои обязанности. Но думаю, что больше всего я боялась остаться наедине с собой. После обеда я снова пошла в аудиторию. Когда студенты медленно заходили, я листала свои записки. А тогда в третий раз начала читать лекцию. И вдруг я почувствовала чрезмерное напряжение. У меня было ощущение, что я на экзамене. Критические глаза пристально ловили каждое мое движение и малейший жест, как будто спрашивая: "Что с ней такое? Её невозможно узнать". Моя маска спала. Где-то глубоко в душе я кричала. Держалась прочно за кафедру: мне казалось, что земля поднялась. Вокруг все смотрели на меня с удивлением. "Господи, помоги мне!" Тем не менее моя молитва, которая возносилась к небу, словно нежный воздушный шар, в одночасье была сбита обвинением: "Молиться? Сейчас? После того, что ты сделала..?"

    Сьюзен М. Стенфорд, "Буду ли я завтра рыдать? Абортная травма и её лечение"

     

    Правда - в том, что только Бог может вас полностью оздоровить! Господь создал жизнь человека, и человек является человеком от начала. Женщине необходимо это знать. Я не хочу увеличивать и без того огромную вину женщины, сделавшую аборт. Нет! Единственная причина, почему я говорю обо всем этом, - необходимость указать ей правдивую дорогу к выздоровлению. Кроме того, меня часто спрашивают, может ли женщина вылечиться от последствий аборта только с помощью психотерапии, без религии. Мой ответ: "Нет!" Я не верю, что от послеабортного синдрома можно избавиться без целебной силы веры. Только Творец жизни может вылечить также и потерю жизни. Бог - единственный Целитель. Иисус пришел на землю, чтобы научить нас настоящей любви. Он призывает нас накормить голодного, одеть нагого, вылечить больного, поднять дух слабого! Я не знаю, у кого из людей сердца так изранены. как сердца женщин после аборта. Мы должны помочь им вылечить их души, ободрить их израненные сердца. Для этого необходимо во всеуслышание сказать: "Аборт - это драма, трагедия, грех, за который нужно просить прощения у Бога". Только после этого женщина сможет увидеть своего ребенка в Господних объятиях, обрести полное оздоровление, настоящий покой и прощение.

    Д-р Сьюзен Стенфорд, США, психолог, испытавшая на собственном опыте, что такое аборт

ОД "За возрождение России". | 2010-2016гг. ©

Верх Desktop version